Я - кавайная няка!
Ох, как вчера попер перевод Shield's Lady! Обожаю переводить диалоги, хоть порой и трудно разбирать сокращаемые предложения и расхожие фразочки.

Глава 3
Два дня спустя Сариана пришла на следующую встречу с Ишеном Раккеном. В этот раз она встречалась с ним за поздним утренним чаем. Такие прогулки всегда ею приветствовались. В последнее время под давлением дел с Защитником, надвигавшися балом Авилинов и требованиями, предъявляемыми ее обычным расписанием, была более чем всегда благодарна на краткие мгновения бегства.
Раннее утреннее солнце согревало широкие каменные тротуары и мощеные улицы деловой части Серендипити. Сариана привыкла к возбужденным, вопиюще одетым толпам, заполнявшим площади и улицы столицы. В своем элекантно сдержанном одеянии выделялась именно она.
Помедлив возле одного из множества сверкающих фонтанов, которые украшали фактически каждый уголок города, Сариана приготовилась пересечь улицу. Она улучшила свои навыки по выполнению обманчиво простой здачи, но все еще проявляла осмотрительность. Приподняв юбки, она шагнула на проезжую часть. И была почти сбита драгонпони, скачущим во весь опор.
- Ради капитанской крови, леди, смотрите, куда идете, - громко завопил всадник, подавая животное назад. Когтистые лапы пони царапнули камни буквально в паре дюймов от ботинок двушки.
- Хей! Откуда вы такая взялись? – заорал хозяин телеги, натягивая поводья. Повозка с театральностью объехала Сариану.
Сариана задрала подбородок и проигнорировала оба окрика. Она узнала, что только холодная надменность, презрение к опасности и способность с огромной точностью рассчитывать дистанцию гарантируют благополучное пересечение улицы. Кучера карет и всадники имели склонность смотреть на соревнование между собой и пешеходами, как на замечательную, бесконечную игру.
Сариана гордилась, что еще не достигла того уровня, чтобы обрушиваться с бранью на напыщенных кучеров и всадников, бросавших вызов ее праву переходить через улицы. Но были случаи, когда она размышляла, как долго сможет держать себя в руках в таких раздражающих условиях. Она достаточно долго прожила в доме Авилинов, чтобы овладеть широким спектром цветистых выражений.
Она умрет в тот день, когда начнет использовать эти словечки, поскольку это будет означать, что она позволила себе быть погрузиться в эту безумную культуру на ступеньку ниже.
Она перешла улицу, аккуратно избежав возможности быть растоптанной юношей на бодро скачущем драгонпони, и с облегчением увидела Ишена Раккена, ждавшего ее на обычном месте. Его темно-рыжие волосы сияли на солнце, а темные глаза рассматривали ее с неподдельным одобрением. Он сидел под тентом в популярном придорожном кафе.
Раккен был одет в некоторую версию мествой мужской одежды. Она была не такая пестрая, как одеяния мужчин вокруг, но и не так строго пошитая, как он носил бы в Рандеву. Ишену нравилось говорить, что он адаптировался к местной культуре. Порой Сариана боялась, что изменения в нем зашли намного дальше. Ишен отбросил всякую мысль о возвращении домой.
Сегодня на нем был темно-коричневый сюртук, украшенная лентами белая рубашка, желтые бриджи и чулки. Сариана рискнула бросить взгляд вниз, чтобы узнать, взялся ли уже Ишен носить гульфик. Для нее было облегчением узнать, что нет. С нездоровым юмором она подумала, что для него еще не все потеряно.
Обменявшись приветствиями с Ишеном и заняв свое место, Сариана широко улыбнулась первый раз за день. Он уже распорядился принести чай и тарелку с прелестными маленькими пирожными для нее. Но не смогла не заметить, что он пьет уже вторую кружку эля. Год назад он выпивал немного по вечерам. Но в течение последних нескольких месяцев он начал заказывать эль и за ланчем. А вот сейчас потягивает спиртное уже за утренним чаем. Знание потрясло ее. Ишен изменился. Выбросив из головы эту грустную мысль, она водняла чайник и оглядела его восхищенным взглядом.
Сариане казалось, что в западных провинциях нет ничего простого или просто функционального. Западники обожали украшения. Чем больше искусных деталей, тем лучше. Чай, заказанный Ишеном, доставили в чудесном чайничке, выполненном так, чтобы выглядеть как свадебный экипаж, а каждый сантиметр пирожных на ее тарелке был покрыт причудливыми завитками и узорами.
- Ты выглядишь сегодня очаровательно, Сариана. Очень элегантная, хладнокровная и невозмутимая маленькая светоптичка среди всех этих ненормальных, подпрыгивающих и вопящих кенши. Как поживаешь?
- Чуть вымоталась, сказать по правде, - Сариана очень сильно желала полностью довериться Ишену. Он уже знал все, что касалось семейных финансов Авилинов. Он мог также узнать и о пропаже призмореза и нанятом Защитнике.
Но она не могла предать доверие Авилинов. Они были неистовы в своем желании вернуть резак. Они также были категорично настроены, что никто, кроме самой семьи, не должен знать скандальную правду. Найм Грифа Чассина и причина этого должны были храниться в доме как самый страшный секрет.
- Ты не представляешь, как я рада тебя видеть сегодня, Ишен. В последние дни в доме Авилинов постоянно стоит сумасшедший дом, особенно с приближением ежегодного костюмированного бала. Я не представляла о размахе мероприятия, когда соглашалась финансировать его
- Я тебя предупреждал. Никто здесь не развлекается по-простому. Полагаю, леди Авилин хочет потратить в три раза больше, чем ты позволила?
- По меньшей мере. Ишен, никто в семье не имеет ни малейшего понятия об экономии или финансовой осторожности. Это просто чудо, что клан протянул так долго.
Мужчина весело усмехнулся, в уголках глаз на прилекательном лице появились морщинки. Раккен был на несколько лет старше Сарианы. Рыжие волосы были уже отмечены сединой. Он был одним из первых людей на восточном континенте, которые совершили путешествие через океан, когда между двумя группами колонистов вновь был налажен контакт. Он прибыл почти пятью годами раньше и остался.
Искусство Раккена в банковском деле и уровень его делового образования давал ему сильное преимущество над местными конкурентами, большая часть которых имела только примитивное понятие об экономике и финансах. На борту «Серендипити» не было делового класса. Потомки первых колонистов были вынуждены импровизировать. Раккен заработал кучу денег, демонстрируя местным жителям, как банковской игрой занимаются профессионалы.
- И ты возлагаешь на меня ответственность за то, что завлек тебя в эту ситуацию? – шутливо заметил Ишен.
Сариана сверкнула быстрой, веселой улыбкой.
- Ты шутишь? Время от времени я могу жаловаться, но ты великолепно знаешь, что я тебе благодарна. Если я сумею спасти Авилинов, то с моей жизни может измениться множество вещей.
Веселье в глазах Ишена исчезло, уступив место обычно хорошо скрываемой горечи. Он сделал длинный глоток из кружки.
- Ты все еще думаешь, что если проявишь себя здесь, то сможешь вернуться домой в Рандеву и занять свое место среди остального клана, словно ничего не случилось? Ты считаешь, что парни дома посчитают успех в повергнутых во мрак западных провинциях настоящим? Не дурачь себя, Сариана. Не корми себя ложными надеждами.
Она твердой рукой налила чай, отказываясь принимать предупреждения Ишена.
- Я решила перепоступить в академию, Ишен.
- Никому не дается второго шанса попасть в Академию Бизнеса, - очень тихо произнес Ишен. – Не имеет значения, насколько добровольно он покинул Рандеву. Насколько это касается академии, провал при поступлении прямо после университетских курсов означает, что для тебя все кончено. Запомни это, Сариана. Признай, что в Серендипити ты навеки и научись жить, как будто она твой дом. Прекрати мечтать.
- Мои мечты единственное, что порой спасает меня от безумия, Ишен, - Сариана сделала глоток чая и уставилась на площадь. – Мои мечты и твоя дружба. – Решив сменить тему, она указала на маленькое здание через улицу. – Думаю, я знаю, где главный кондитер берет идеи для украшения своих произведений. Посмотри на магазинчик вон там. Разве обрамление окон и кровли не выглядит точь-в-точь как украшение на этих пирожных?
Ишн поколебался и оставил лекцию, которую пытался провести. Его рот искривился, когда он проследил за ее взглядом, но глаза были холодны.
- Ты права. Вероятно, сегодня утром повариха, готовясь украшать кексы, выглянула из окна. Западник скажет тебе, что вдохновение может прийти из любого источника.
Взгляд Сарианы переместился на другие здания на площади.
- Вынуждена признать, что местная архитектура на первый взгляд впечатляет, но, думаю, я уже почти привыкла к ней. В местных строениях и планировке города есть определенная пикантность. О, и почти все время она выглядит преувеличенной, - добавила она быстро. – Слишком много украшений. Слишком много изогнутых лестниц, слишком много вычурных фасадов, слишком много огромных галерей и садов. Но недавно я решила, что у всего этого есть некое сумасшедшее очарование. Дома все спроектировано функционально, практично и достойно. По крайней мере, местная архитектура никогда не наскучит.
Ишн смотрел на ее лицо, потягивая эль.
- Архитектура отражает какую-то часть натуры своих создателей. Думаю, то же самое касается и одежды.
- Я знаю, и порой просто устаю смотреть и на все эти немыслимые костюмы, и на поразительные сооружения, - со смешком ответила Сариана. – Но в следующий момент мне приходит в голову, что Рандеву мог бы воспользоваться небольшим вливанием дизайнерской мысли из западных провинций, - на мгновение ее глаза вспыхнули. – А запад, определенно, мог научиться чему-нибудь у нас.
- Интересно посмотреть, где мы все будем через пять, десять или двадцать лет, - заметил Ишен.
- Ну, я планирую вернуться домой в Рандеву, руководить торговыми интересами своего клана, - с твердой уверенностью произнесла Сариана. – Именно этим с рождения мне было предназначено заниматься. А как ты, Ишен? Ты когда-нибудь вернешься домой?
- Слишком поздно для меня, Сариана, - с тихой горечью напомнил он. – Я тебе это уже говорил. Я хорош в том, что делаю, но ничто не заставит мой клан или деловых партнеров в Рандеву забыть скандал пятилетней давности. Мне чертовски повезло, что к тому времени уже установилось сообщение с западными провинциями, иначе мне некуда было бежать.
- Полагаю, что мне тоже повезло, - погрузилась в размышления Сариана. – Пару лет назад провал при поступлении в академию стал бы для меня концом жизни. Я вынуждена была бы занять низкое положение в своем собственном клане или выйти за представителя менее важного делового клана. В прошлом году, когда все вокруг меня рушилось, мне тоже нужно было место, куда бежать.
- Разница между нами состоит в том, что я смирился со своей судьбой. А ты еще вынуждена приходить с собой к соглашению, - с нехарактерной настойчивостью Ишен склонился вперед. – Запомни, Сариана, когда, в конце концов, ты поймешь, что лучше быть успешной здесь, чем неудачницей дома, я буду ждать. У нас с тобой есть много общего. Наши знания и воспитание идеально друг другу соответствуют. Вместе мы сможем добиться в Серендипити еще большего успеха. Мы станем хорошей командой. Подумай об этом.
Сариана сидела очень тихо. Слова Ишена дома подразумевали бы брачное предложение, и они оба это понимали. Она склонила голову в официальном, вежливом ответе.
- Ты оказываешь мне честь, Ишен.
- Подумай об этом, - повторил он. – Вот и все, о чем я прошу, - он откинулся и поднял свою кружку. Он улыбнулся, но темные глаза сохранили необычную отстраненность. – Я понимаю, что сначала ты должна удовлетворить свои собственные амбиции. Ты должна узнать, есть ли какой-то способ вернуться в Рандеву с высоко поднятой головой. Я потратил свои первые три года здесь, чтобы найти путь назад. Но пока ты ищешь свой волшебный билетик, подумай о возможности будущего со мной здесь. Мы сможем совершить здесь кучу дел.
- Благодарю тебя, Ишен, - тихо ответила Сариана. – Ты очень добр.
Он неожиданно ухмыльнулся.
- Я в отчаянии. Если ты уедешь, где я найду нормальную, интеллигентную, разумную женщину, с которой смогу общаться?
Сариана засмеялась и сменила тему.
Через полчаса она допила чай и с сожалением улыбнулась.
- Мне нужно возвращаться. Я должна взглянуть на то, как далеко в банкротство собирается загнать леди Авилин своими планами для бала клан. Благодарю тебя за чай, Ишен. Ты никогда не поймешь, как сильно я нуждалась в передышке.
Она поднялась.
- Ты ведь придешь на вечеринку к Авилинам?
- Ни за что не пропущу. Ты уверена, что Авилины не будут возражать?
- Конечно же, нет. Они убедят каждого, что приглашать бизнес-менеджера из восточных провинций и управляющего банком, финсового гения из Рандеву, ультрасовременно. Это воздвигнет их на пик моды, а они это обожают. Они также намекнут каждому, что это великолепный финансовый маневр. Их друзья и соперники тоже будут только и болтать о найме жителей востока. Кто знает, Ишен? Мы можем открыть новые горизонты для всех отбракованных академией дома.
- Интересная мысль. Удачного тебе дня, Сариана. Увидимся с тобой на балу.
- Удачи и тебе, Ишен. И спасибо тебе огромное за твое любезное предложение. Даю слово, что подумаю о нем.
- Сделай это, Сариана.
Девушка вернула последнюю улыбку и обнаружила, что делает именно так, как просил Ишен. Она размышляла об его деловом, практичном и в высшей степени рациональном предложении брачного союза. Она понимала, что он прав. Если ей и суждено застрять на этой странной земле на весь остаток жизни, то Ишен был бы самым подходящим партнером для нее. У них много общего, включая и ссылку.
Достаточно странно, но она обнаружила, что взлолнована предложением Раккена намного больше, нежели могла быть. Не потому, что принять его означало отказаться от своей мечты о возвращении домой, а только поскольку оно было таким деловым, практичным и разумным.
Нелепо, но она обнаружила, что желает, чтобы к предложению Ишена прилагалось чуть больше эмоций. Она хотела, чтобы он чувствовал, что хочет ее по более личным причинам, нежели общие деловые интересы.
Сариана вздохнула. Она определенно слишком долго живет в Серендипити, если начала задумываться о подобных вариантах. Каждая девушка в высокопоставленном восточном клане любого социального класса знает, что брак – решение не эмоциональное. С начала и до конца это деловое соглашение.
Пока Сариана читала себе быструю маленькую лекцию, яркое утреннее небо внезапно затянуло тучами. Вспыхнула молния, и прогрохотал гром. Теплый летний ливень поймал ее в трех кварталах от дома Авилинов.
Сариана философски покачала головой, когда дождь намочил ее волосы и одежду. Ливень был типичным проявлением жизни в Серендипити. Непрогнозируемым.

* * *
Гриф Чассин закрыл двери своей новой спальни и пошел по длинному коридору, ведущему к центру виллы Авилинов. Его новое жилье определенно выигрывало у старого, расположенного в намного менее богатой части города. Он решил, что дополнительные выгоды от новой работы весьма приятны.
Он задумался, что скажет леди Сариана Дейн, когда обнаружит, что ему выделили апартаменты, расположенные возле ее собственных. У Грифа было смутное подозрение, что она совершенно не обрадуется. К счастью для него, лорд и леди Авилин намного больше боялись Защитника, нежели своего делового консультанта. Этим утром Гриф попросил комнаты и получил их без вопросов.
Он появился из длинного крыла в центральном зале виллы одновременно с маленьким светловолосым мальчиком, выскочившим из крыла мастерских. Грифу не нужно было видеть темные глаза парнишки, чтобы понять, что он встретился с младшим сыном Авилинов.
Проносясь через щирокую, круглую приемную, Лури Авилин стискивал маленькую, с множеством деталей клетку из золотой проволоки. Его внимание было приковано к маленькому существу в клетке, и он почти столкнулся с Грифом. Менее чем через метр после этого, он внезапно остановился и, не глядя вверх, машинально начал произносить соответствующие, хоть и стремительные извинения. Он явно был зачарован содержимым клетки.
- Прошу прошения, сэр. Я направлялся в гостевое крыло, и не заметил вас.
- Никто не пострадал, - легко ответил Гриф. – А что у тебя в клетке?
Лури взволнованно поднял голову.
- Это подарок для леди Сарианы. Вы ее знаете? – После этого темные глаза Авилинов очень широко распахнулись, когда мальчик понял, кто перед ним стоит. - Вы же Защитник, да? Брайер сказал, что вас наняли охранять ювелирные украшения, которые будут показывать в ночь бала. А я Лури.
Гриф кивнул и опустился перед мальчиком, чтобы заглянуть в клетку.
- Удачного дня тебе, Лури. Ты говоришь, это подарок для Сарианы? Алоног, так?
- Так. Думаете, ей понравится? Мне потребовалось куча дней, чтобы его поймать. В конце концов, я нашел одного в саду вниз по реке.
Лури приподнял золотую, филигранной работы клетку. Маленькая, ярко-алая ящерица внутри перевела свои пурпурные глаза на Грифа.
- Это очень красивый алоног, - сказал Гриф, любуясь ящерицей. – Хм, ты случайно не знаешь, нравятся ли Сариане ящерицы?
Лури раздраженно замотал головой.
- У нее же их никогда не было. На самом деле, я думаю, что у нее вообще никогда не было домашних зверушек. Люди в восточных провинциях очень странные, знаете ли.
- И я так слышал, - ухмыльнулся Гриф.
Лури автоматически ответил широкой улыбкой, после чего его одолело любопытство.
- А вы действительно Защитник?
- Я Защитник точно так же, как и ты – Ювелир.
Подбородок Лури слегка приподнялся от гордости.
- Моей специальностью будет геммология. Когда я вырасту, я буду распоряжатся закупкой неограненных камней, которые наши мастера будут использовать в работе.
- Звучит хорошим выбором профессии, - серьезно заметил Гриф.
- А Брайер – специалист по чистым металлам.
Гриф кивнул, в то же время изучая ярко-красную ящерицу.
Лури переступил с одной ноги на другую, все еще заботливо стискивая клетку. Его взгляд стрельнул на оружейную сумку, пристегнутую к ремню Грифа. Посл чего он сделал глубокий вдох и выпалил свой следующий вопрос.
- А, правда, что никто не может открыть оружейную сумку Защитника, кроме самого Защитника?
Гриф взглянул вверх и увидел, как мальчик затаил дыхание.
- Это не полная правда, - тихо объяснил он. – Существует еще один человек, который может открыть сумку Защитника.
Темные глаза Лури стали еще больше.
-Кто?
- Леди Защитника может открыть кошель. Она единственный другой человек на всей планете, который может открыть замок из призмы.
- А у вас есть леди? – потребовал ответа Лури.
Гриф покачал головой.
- Еще нет.
- А собираетесь завести?
- Если удача мне улыбнется.
Лури пожевал нижнюю губу.
- А вы уверены, что не можете научить меня, как открывать сумку?
Гриф засмеялся и поднялся на ноги. Дружеским жестом он взъерошил светлые волосы мальчугана.
- Боюсь, что нет.
- Но если вы не можете научить меня или кого-нибудь еще, то, как вы научите жену?
- У каждого класса есть свои секреты, Лури. Ты это знаешь. Способ, которым мы учим наших жен открывать наши оружейные сумки, это секрет Защитников.
Лури серьезно кивнул, прекрасно зная нерушимые законы, охранявшие подобные тайны. Он поискал способ другого разрешения проблемы.
- А вы можете показать мне, что внутри?
- Может быть, - задумчиво протянул Гриф. – Может быть, я сделаю это, когда придет нужное время.
- А почему время должно быть нужным?
- Просто должно. Вот и все.
- О. – Лури обдумал его слова и попытался взяться с другого конца. – А если вы не покажете мне, что внутри оружейной сумки, то расскажете какую-нибудь историю о сражениях с бандитами?
Гриф обдумал предложение.
- Полагаю, у меня есть время на одну небольшую. Ты знаешь историю о Таргине и головорезах с гор Кретлин?
- Я никогда такой не слышал. А кто такой Таргин?
- Он был очень сильным и умным Защитником, - с соответствующей важностью начал Гриф. – Он убил своего первого бандита, когда был чуть старше тебя.
- Сам?
Гриф кивнул.
- Так гласит предание. Как бы то ни было, года проходили, а он проводил все больше и больше времени в горах, преследуя бандитов, нападавших на торговцев и рудокопов, пользовавшися горными тропами. Его имя стало легендой. Однажды бандиты собрались вместе и решили, что они должны придумать способ избавиться от него. Поскольку Таргин почти всегда охотился в одиночку, они подумали, что смогут заманить его в специальный тупик в каньоне и там схватить.
- И это сработало? Таргина поймали?
- Он позволил им думать, что так и есть, - продолжал Гриф. – Но Таргин был очень умным. Слишком умным для бандитов. – И он пустился в объяснения того, как в точности Таргин сбежал из ловушки, выжил и на следующий день стал сражаться.
- А что, в конце концов, случилось с Таргином? – затаив дыхание, спросил Лури. – Он все еще жив?
- Нет, - серьезно ответил Гриф. – Таргина убили в горах. Умирая, он забрал с собой многих разбойников, но в итоге его столкнули с высокой скалы. Он упал в глубокое горное озеро и утонул. Его тело так и не нашли.
Гриф решил не упоминать о том весьма приземленном факте, что многие Защитники испытали огромное облегчение, узнав, что отважный Таргин встретил свой конец надлежаще благородным образом. Будь он жив, Таргин представлял бы проблему. Парень был не совсем в здравом уме. Больше всех испытал облегчение, когда Таргин встретил свой славный конец, сам Гриф. У него появилась смутная мысль, что Совет Защитников серьезно рассматривал вопрос о том, чтобы послать его избавиться от Таргина. Но не было нужды упоминать о такой малой детали в великой легенде, рассказываемой Грифом Лури.
- Расскажите мне о его последней битве, - подстегнул Лури. Но мольба мальчика оборвалась, когда в ответ на оглушающий звонок служанка открыла огромные двери в главную прихожую.
На ступеньках стояла мокрая Сариана, тщетно пытавшаяся выжать подол своей длинной, узкой юбки. Одежда липла к ней, выдавая мягкие, нежные изгибы стройного тела. Девушка сконфуженно взглянула на испуганно воскликнувшую и потащившую ее в дом служанку.
- Мой промах, Летта. Я снова недооценила погоду.
- Миледи, вы вымокли, - полная пожилая женщина засуетилась вокруг Сарианы, затаскивая ее внутрь и закрывая дверь. После чего Летта повернулась, чтобы укоряющим выражением лица оглядеть девушку. – И когда же вы научитесь, что летом в Серендипити всегда нужно брать с собой зонтик? Ради Светового шторма, да вы только на себя посмотрите! Вымокли до нитки. Вы должны пойти и немедленно переодеться.
- Хорошо, Летта, думаю, я так и сделаю, - Сариана быстро направилась через широкую прихожую, на ходу стаскивая с себя тесный пиджак. – А я то думала, что выучила свой урок о вере в погоду давным-давно, - добавила она себе под нос.
Гриф услышал это замечание.
- Что-то случилось, Сариана? – спросил он, когда она прошла в капающей одежде мимо того места, где они стояли с Лури. – Все еще какие-то проблемы с парой местных обычаев? Не можете приручить нашу погоду?
- Нет, - рявкнула Сариана, явно придя в раздражение, обнаружив его на своем пути. Она сердито посмотрела на него, отбрасывая мокрые волосы с лица. – Ваша погода такая же возмутительная, непредсказуемая и упрямая, как и…- Она увидела Лури и немедленно замочала.
- Как и люди, которые здесь живут? – услужливо закончил Гриф. – Вы должны нас простить. Порой трудно в точности понять, что восточник хочет, не говоря уже о том, что ему требуется.
Он продолжал говорить веселым голосом, чтобы не расстроить Лури, но знал, что Сариана прекрасно осведомлена о выражении его глаз. Он так же знал, что оно слегка ее встревожило. Он удовлетворенно кивнул. На этой стадии ему нужно произвести на нее любое впечатление, пусть даже и не лучшее. За последние два дня она нашла способ избегать его. Это раздражало Грифа, поскольку он принял решение вести себя в ее присутствии наилучшим образом. Казалось, она твердо настроилась не давать ему ни единого шанса впечатлить ее. Невозможно искать расположения женщины, которая перебегает в другой коридор, чтобы избежать твоего приветствия.
- Не тратьте ваше драгоценное время, пытаясь понять, что я хочу, или что мне требуется, Защитник, - посоветовала Сариана, обходя его. – Мы не платим вам за эту работу. И говоря о вашей работе, - решительно заявила она, - завтра утром я буду ждать от вас отчет о степени ее выполнения. Встретимся в моем офисе после завтрака.
- Вы умеете поставить мужчину на место, Сариана, - спокойным тоном заставил себя ответить Гриф.
- Некоторым мужчинам необходимо, чтобы им объяснили, где их место. А сейчас, если вы меня извините, я бы хотела пройти в свои комнаты. – Она посмотрела вниз, и ее голос чудесным образом смягчился. Она расцвела в ослепительной улыбке. – Ах! Привет, Лури. Что ты здесь делаешь?
Лури сунул ей золотую клетку.
- Это подарок для тебя, Сариана. Твоя собственная ящерица алоног. Она составит тебе ночью компанию.
Выражение на лице Сарианы было смесью смущения и радости.
- Что за красивая маленькая клеточка. Могу поспорить, ее сделал твой кузен Морис, да? Выглядит, как его работа. – Автоматически Сариана потянулась, чтобы забрать клетку из рук Лури. – Ящерица тоже работа Мориса? Я думала, что только Тарии нравится придумывать брошки в виде рептилий. Что за прекрасная вещь! И я не могу определить камни. Никогда не видела таких сияющих красных камушков раньше, - после чего она бросила первый внимательный взгляд на создание в золотой филиграни. – Она живая!
- Конечно, она живая! – возмутился Лури. – Кому нужна искуственная ящерица?
- Или мертая, - задумчиво добавил Гриф. Когда ее глаза вспыхнули, он улыбнулся. А девушка снова перевела взгляд на тварь.
Гриф вынужден был помочь поддержать клетку. Сариана только лишь взрогнула. Ее сияющая улыбка осталась на месте, и она даже не запнулась, когда обратилась к Лури:
- Что за изумительная ящерица. Она такая красивая, что выглядит, словно из мастерской Авилинов. Ах! У нее даже красные глаза.
Лури был доволен такой реакцией.
- Я потратил много времени, чтобы ее поймать. Я должен был вставать каждое утро до рассвета и идти в сад. Понимаешь, чтобы поймать алонога, у тебя должна быть правильная приманка. Они едят только определенные виды листье. И ты должна быть очень быстрой, чтобы его схватить.
Сариана дросила на Лури оценивающий взгляд.
- Может быть, неправильно держать его в клетке, Лури. Маленькие существа, такие как он, должны быть свободны, ты так не считаешь?
- Ой, ну за пару дней он привяжется к тебе, и ты не должна будешь держать его в клетке, - объяснил Лури. – Из них получаются великолепные домашние зверушки для леди.
Сариана обратила беспомощный, умоляющий взгляд на Грифа. Тот воспользовался возможностью и добавил еще больше полезной информации.
- У них тяга к женщинам, как у крелкотов к мужчинам.
- Ты же видела моего крелкота, - напомнил Лури. – Этот алоног захочет быть с тобой так же, как и мой крелкот со мной.
- Понимаю, - голос Сарианы был едва слышен. – Хм, а где твой крелкот сегодня утром?
- Я оставил его в своей комнате. Я боялся, что он может съесть алонога.
- Понимаю, - снова слабо повторила Сариана. – Держать крелкотов и алоногов как домашних питомцев это старая западная традиция?
- Не очень старая, - легко заметил Гриф. – Только несколько лет назад обнаружили, какими великолепными домашними животными они могут быть.
- О, - чуть более радостно произнесла она, - что за странное совпадение. Недавно у меня на родине некоторые люди тоже начали заводить странных зверей. И, кажется, они весьма привязаны к ним. Со всеми моими занятиями и прочим у меня никогда не было времени на животное.
Гриф смотрел, как она стоит там, промокшая и грязная после грозы, держа клетку с ящерицей, которою не желала брать, и не знал, то ли засмеяться, то ли предложить помощь. У него было ощущение, что она придет в ярость при любом обращении.
- В Серендипити есть старая поговорка о таких подходящих случаях, как этот, - в конце концов, вежливо заметил Гриф.
- Какая? – с глубоким подозрением поинтересовалась она.
- Бери, что можешь получить, когда можешь. Жизнь не дает никаких гарантий.
- Поговорки, как эта, подходят ко многим случаям жизни, ведь так? – резко отозвалась она.
- Тебе на самом деле понравилась ящерица, Сариана? – спросил Лури, жаждавший намного более восторженной оценки своего подарка.
- Она прекрасна, - с искренностью, удивившей Грифа, ответила девушка. – Самая прекрасная ящерица, какую я когда-либо видела.
Лури выглядел застенчиво довольным.
- Я рад, что она тебе понравилась. А сейчас ты должна придумать ей имя.
- Думаю, я назову ее Свалившееся Счастье, - ответила Сарана, бросая на Грифа косой угрожающий взгляд. – Сокращенно Счастливчик. Спасибо тебе, Лури. А сейчас я думаю, мне лучше пойти и переодеться. Увидимся за обедом.
- Я принесу в твою комнату запас листьев, чтобы ты могла кормить Счастливчика, - пообещал Лури.
- Спасибо тебе.
- Удачного дня вам, Сариана, - радостно попрощался Гриф, когда она обернулась, чтобы уйти.
- Благодарю вас, лорд Чассин, - она даже не обернулась, но тон был мучительно официальным. – Если моя удача станет еще больше, чем уже есть, я буду вынуждена расширить список своих страховых случаев. – Она исчезла в холле, взметнув влажные серые юбки. Руки были полны ящерицей и золотом.
Когда она ушла, Лури повернулся к Грифу с радостным выражением лица.
- Я думаю, алоног заставит ее меньше скучать по дому, правда? Особенно ночью.
- А что заставляет тебя думать, что ночью она особенно скучает по дому? – с любопытством спросил Гриф.
Лури пожал плечами.
- Пару раз я видел, как она гуляет по оранжерее, когда все уже уходят спать. Я иногда тайком выбираюсь из комнаты, чтобы проверить садок для мальков лунной рыбы. Когда они маленькие, они выбираются из-под камней только ночью, знаете ли. И каждый раз, когда я заходил в оранжерею, я видел Сариану. В первый раз, когда ее встретил, я подумал, что она призрак. И почти испугался.
- А что заставило тебя решить, что она призрак?
- На ней была белая ночная рубашка, и она как будто плыла через кусты и деревья. И не издавала ни звука. Это был единственный раз, когда я видел ее с распущенными волосами. И она выглядела немного грустной. Я почти подошел и заговорил с ней, но испугался, что она застесняется. Матушка говорит, что восточникам не нравится, когда другие люди видят, что им грустно.
- Возможно, твоя мать права. Восточникам нравится притворяться, словно у них нет эмоций, как у остальных нас.
- Почему?
Гриф пожал плечами.
- Может быть, это заставляет их чувствовать свое превосходство.
Лури потерял интерес к такому предмету беседы.
- Ну, сейчас у нее будет алоног, чтобы составить ночью компанию.
- Я уверен, что она этому обрадуется, Лури, - рот Грифа слегка скривился. – Я только надеюсь, что алоног поймет, какой он счастливчик.

@темы: Аманда Гласс, Shield's Lady, Jane Ann Krentz, Аманда Квик, Джейн Энн Кренц, Потерянные колонии, переводы