17:36 

Глава 2

Я - кавайная няка!
Наконец-то!!! Домучала.

Глава 2
Следующим утром Сариана проснулась очень рано. Как обычно, она оделась и позавтракала задолго до остальных обитателей дома. Вскоре после прибытия в западные провинции, она обнаружила, что местные имеют тенденцию не слишком беспокоиться о таких вещах, как пунктуальность или определенное рабочее время.
Леди Авилин не раз предостерегала Сариану о том, что она называла отсутствием соответствующих приоритетов.
- И в самом деле, дорогая, - заявляла матриарх клана Авилин, - ты слишком усердно работаешь. Ты должна научиться развлекаться хотя бы изредка, иначе рискуешь превратиться в очень занудную маленькую старую леди.
- Я считаю, что результат слишком многого количества развлечений и слишком малого - работы явно демонстрируется текущим финансовым положением вашего клана, леди Авилин, - резко возражала Сариана. – Сейчас ситуацию спасет только усердная работа.
- Ах, ну, я уверена, что ты права, Сариана. Но, какая жалость, что ты пропустишь столько восхитительных вечеринок. Жизнь коротка, моя дорогая.
- Я хорошо знаю это, мадам. И поэтому я не могу тратить ни мгновения своего времени здесь, в западных провинциях. Чем скорей я подниму свой профессиональный уровень, тем скорей я смогу вернуться домой.
- Да, да, я понимаю. Но, по правде говоря, я не могу уразуметь, зачем кому-то желать возвращаться на восток. Такое скучное, унылое место.
Сариана стуснула зубы, зная, что леди Авилин никогда не была на восточном континенте. Но у западников сложился определенный стереотип чужедальних земель на востоке как о мрачном, сером, безрадостном месте, где не пожелал бы жить ни один здравомыслящий человек.
Неспособность жителей запада ценить тяжкий труд, разумные, дисциплинированные методы ее родины была постоянным источником раздражения Сарианы. Она была твердо настроена не опустить свои личные стандарты по таким вопросам, даже находясь с изгнании. Это было одной из многих маленьких битв, которые она вела здесь на западе.
Эти утром Сариана облачилась в одно из своих элегантно сдержанных одеяний, которые заказывала в местном магазинчике одежды. Хозяйка магазина, низенькая, полная женщина, гордившаяся тем, что предоставляет своим покупателям только самые ультрамодные модели, пришла в ужас при заказе простого, облегающего пиджака и длинной, узкой юбки приглушенного оттенка серого.
- Слишком тускло, чересчур уныло для вас, - запротестовала хозяйка магазина, когда Сариана сделала заказ. – Вы живете в Серендипити, столице моды западного континента. Даже жители самых крохотных городков в самых дальних провинциях носят более стильные вещи, чем те, что вы желаете заказать. В моде турнюры, но вы их не желаете. Популярны рукава с разрезами, но вы их не хотите тоже. Послушайте, вы же даже не попросили никакой оторочки тесьмой! Я могу сделать намного больше, даже при простом дизайне, если вы просто позволите мне выбрать цвет и добавить какую-нибудь оборку.
- Я деловая женщина, - в который раз объяснила Сариана. – Я предпочитаю более сдержанный стиль.
- Ха! Да у нас множество деловых людей в Серендипити, - ответствовала дама. – Но ни один из них не имеет ничего против капельки стиля и цвета. В том то и проблема с вами, парнями с востока. Вы слишком занудливы, рассудительны и утомительно строги. Ни капли веселья. Запомните, сейчас вы живете не в Рандеву, моя дорогая. Вы живете в Серендипити. Здесь у нас есть краски, свет, контраст и бездна стиля. – Женщина помахала в воздхе рукой жестом, охватывающим весь Серендипити, близлежайшую провинцию Паллисар и западный континент в целом.
Было нелегко, но, в конце концов, Сариана справилась с хозяйкой магазинчика. Маленькое столкновение было типичным среди тех, которые она каждодневно выносила в Серендипити. Порой было утомительно стоять на своем, но обычно она ухитрялась достигать цели. Было удивительно, как проявленное упорство и разумное решение могли соревноваться с пышностью, эмоциональностью и мелодраматизмом местных.
Громадный дом Авилинов состоял из трех длинных крыльев, в которых располагались комнаты, садов и залов, расходящихся от центрального здания на манер спиц в колесе. Апартаменты Сарианы располагались в самой дальней от личных покоев Авилинов «спице», и ей это нравилось.
Расположение комнат давало ей ощущение уединения и необходимой дистанции от непрестанного шума, который казался обычным способом общения для Авилинов и вообще каждого в Серендипити. Никто не занимался делами тихим, погруженным в размышления, невозмутимым образом. Каждый по любому поводу искал и находил самые драматичные и крайние реакции. Лились слезы, вспыхивал гнев, звенел смех, и все это при самой крохотной провокации. Никто и не беспокоился о самоограничении.
Сариане казалось, что обычная повседневная жизнь предоставляет западникам кучу возможностей потворствовать воим вкусам к крайностям, но она быстро узнала, что когда находится настоящая причина: свадьбы, похороны или дни рождения, к примеру, - все преграды отбрасываются, и месяц становится совершенно невыносимым.
Путь к офису, расположенном в середине «спицы» над комнатами ювелирного дизайна, обычно вел Сариану по длинному стеклянному залу, полному экзотических растений и цветов, а затем через роскошную центральную «ступицу» с ее огромными выставочными и бальными залами и приемными. Этим утром Сариана решила срезать путь, пройдя через внешние сады.
Это было, конечно же, еще одно замечательное утро. По утрам летом всегда было замечательно. Грозы после полудня были также типичны для времени года. Такие бури были наполнены молниями, громом и стремительными потоками воды. Осень, зима и весна принесут свое собственное великолепие и впечатляющие зрелища. Листья невероятных оттенков осенью, ослепительный снег, заставящий землю выглядеть, словно она покрыта призмой, появится в середине зимы, а буйство новых цветов и богатство зелени возвестят о приходе весны. Природа в западных провинциях была также ярка и темпераментна, как и люди. Она так радикально отличалась от умеренного климата и спокойных тонов ее родины. Сариана тихо вздохнула, задумавшись об этом.
Иногда она просыпалась в середине ночи от знакомого кошмара. Сон был странным, появляясь в самых разных вариациях, но в основе его лежал один и тот же подсознательный страх. Это был ужас того, что она каким-то образом запутается в хаосе и пестроте западного континента так, что не сможет вернуться в Рандеву. Лежа в кровати после этих пугающих снов, Сариана вглядывалась в темноту и сражалась с тоской по дому, такой сильной и глубокой, что порой девушка ударялась в слезы.
Авилины были бы шокированы, узнав глубину ее одиночества. Они из кожи вон лезли, чтобы она почувствовала себя как дома. Но если бы они узнали об ее слезах, они, несомненно, поняли бы, что их невозмутимая, практичная и сдержанная беснес-менеджер и в самом деле способна на сильные эмоции.
По крайней мере, она не просыпалась от приступа тоски по дому прошлой ночью, с болезненным юмором подумала Сариана, торопливо проходя через сады и широкий зал. На уме у нее было много чего другого, не оставившего места для утопания в жалости к себе.
Вчера вечером беда прошла в шаге от нее и Авилинов. Сейчас она это понимала. Она осознала это, когда Защитник схватил ее за запястье и посмотрел глазами, вмещавшими в себя сморетельное обаяние бездонного моря. Воспоминания заставили взрогнуть ее даже сейчас, при ярком свете дня.
Возможно, она должна была обратить больше внимания на нервные страхи своих клиентов относительно найма Защитников. Но было слишком поздно поворачивать назад. Что сделано, то сделано. Сейчас у них есть Защитник, работающий на них, хотят они того или нет.
В комнатах в середине крыла всегда кипела работа даже в это время суток. Авилин нанимали многих людей, большая часть которых была связана с кланом. Основа социальной структуры класса и клана была схожа с цеховой системой(4). Человек, не сумевший предъявить права на место в социальном клане или клановой семье, воистину стоял вне закона. Также обычно его не брали на работу.
Торопясь в офис, Сариана рассеяно кивнула слуге и распорядилась принести большой чайник крепкого кружевнолистного чая. Этим утром он ей требовлся как никогда. Когда чай доставили, она с благодарностью приняла его и плотно закрыла дверь.
С вздохом облегчения Сариана прошла по белому мраморному полу к круглому черному камню, бывшему ее столом. В его центре располагалось мягкое кресло, свисавшее с потолка и легко поворачивавшееся по кругу, следуя изгибу столешницы.
Она нажала потайной механизм, убиравший одну из секций стола, шагнула во внутренний круг и заняла свое место. Секция беззвучно встала за ней на сове место. Потребовался бы взгляд эксперта, чтобы найти стык.
Поверхность каменного стола была полностью пуста, за исключением чайного подноса. Сариана коснулась другой скрытой кнопки, и часть стола отъехала, чтобы явить кипу деловых бумаг. Девушка угрюмо уставилась на них. Последним, чем она хотела заниматься этим утром, так это разбираться в плачевном состоянии финансов Авилинов. Кроме будничной работы за прошедший год ею практически ничего не было сделано. Порой задача по спасению финансовой жизни клана казалась безнадежной. Но сейчас она считала, что нашла верный способ по возврату благосостояния Авилинов, а вместе с ним и своего собственного. Сариана понимала, что ее надежды на будущий успех и шансы на возвращение домой неразрывно связаны с успехом Авилинов. Она пойдет практически на все, что угодно, чтобы достичь обеих целей. Мысль о прозябании в западных провинциях на всю оставшуюся жизнь была достаточным стимулом, чтобы заставить ее пойти на риск, на который при нормальных обстоятельствах она никогда бы не пошла.
Она была готова даже иметь дело с Защитником. Сариана ткнула в закрывающее устройство на столе и с блезненным удовлетворением проследила, как финансовые бумаги тут же пропали с виду.
Искусно спроектированные столы и конторки в доме Авилинов были не единственным открытием, сделанным Сарианой за время ее пребывания в Серендипити. Жители западного континента были весьма изобретательны, что касалось хитростей и диковинок. Они обожали всякие технические штучки.
Ее земляки были намного более серьезной и искушенной публикой, подкованной в вопросах бизнеса, финансов, образования и торговли. Иногда Сариана задумывалась, пошли ли жители двух континентов разными путями из-за различий в окружающей среде, с которой столкнулась каждая группа колонистов, или из-за размещения общественных классов на борту колонизаторских кораблей.
Никогда не предолагалось, что поселенцы с «Серендипити» или «Рандеву» буду разделены. Подразумевалось, что оба корабля приземлятся рядом. Таким образом, образованная колония начнет свою жизнь со всеми социальными группами, необходимыми для выживания и развития в новом мире.
По крайне мере, таков был первоначальный план радикальной группы философов, намеревавшихся колонизировать планету Виндрарра пару сотен лет назад. Большинство кланов, связанных с бизнесом и образованием, оказались на «Рандеву». Почти всех художников, ремесленников и конструкторов принял на борт «Серендипити».
На каждом корабле было равное количество представителей врачей и социальных философов. Офицеры и экипаж корабля формировали свой собственный социальный класс. После высадки было решено, что его члены будут приняты в другие кланы по их выбору. Согласно теории, в них, как в отдельном и уникальном классе, нужды больше не было. Конструкция звездолетов не предполагала обратного путешествия к родным планетам.
К сожалению, первоначальные планы экспедиции так никогда и не были реализованы. Аварийные системы обоих колонизирующих кораблей сработали практически одновременно при подготовке к сближению с Виндаррой. Громадные выпышки света и энергии почти поглотили оба судна.
Звездолеты кое-как сумели пройти через атмосферу и совершить едва контролируемую аварийную посадку. Только вот приземления пришлись на разные континенты. Средства связи и львиная доля техника была уничтожена. Было потеряно множество жизней. Каждая группа колонистов посчитала, что другие погибли в странных вспышках.
Пережившие крушение колонисты с каждого корабля столкнулись с задачей выживания без помощи социальных классов, бывших на другом судне. Результатом стали некоторые радикальные изменения в первоначальных планах философов, но основная схема классовой и клановой системы все же закрепилась на обоих континентах.
Между тем, Сариана узнала, что эта схема намного более сильно прижилась в восточных провинциях. На западе структура общества сместилась и в значительной степени изменилась. Границы между кланами и классами стали довольно размыты, хотя основная система все еще сохранялась.
Сариана неодобрительно сморщила носик, напомнив себе, на западе фактически пришли к тому, что стали заключать браки между классами. Романтические связи и абсолютно незаконные интрижки между людьми различных социальных классов были распространены даже еще больше. Сариана могла только качать головой над таким подрыванием общественных устоев.
Не то, чтобы ее земляки были намного более добродетельны. Такими они, конечно, не были. Но они обладали здравым смыслом и пониманием, что делами сердечными, как и браками, нужно заниматься внутри класса.
Изменения в обществе на западном континенте стало шоком для восточников, когда обе группы, в конце концов, встретились несколько лет назад.
Ирония заключалась в том, что быстрые, блестящие виндригерные суда(5), сделавшие повторное открытие возможным, были западным изобретением. Контакт между потомками первых колонистов был, в конце концов, установлен, но все изменилось. Каждая группа сумела выжить без другой.
Это был урок, который каждая сторона еще не скоро позабудет. Людям на каждом континенте стало ясно, что вопреки предсказаниям философов, на самом деле они не нуждаются друг в друге. Обе группы имели равную склонность к заносчивости и считали противоположную сторону чуть менее развитой и определенно менее утонченной, нежели сами. Торговые связи были установлены, но в социальном отношении смешение все еще было на очень низком уровне. Для члена восточного клана торговля с кем-то из западного была одним вопросом, и совершенно другим – намерение породниться браком с ним. Общественные стандарты требовалось сохранять, даже если случайно обнаруживалось, что умные маленькие штучки, разработанные западниками, полезны или интригующи.
Изумляло, как мало жители востока знали о западниках, подумала Сариана. Взять, к примеру, то, что на западе был создан целый новый социальный класс Защитников. Это было порождением типичной западной изобретательности. Социальные философы первовоселенцев были бы потрясены.
Сариана уныло глазела в арочные окна, открывавшиеся на сады, полные ярких цветов, раздумывая, как она поставила себя в такое затруднительное положение.
Она все еще размышляла о своей судьбе, когда дверь в офис без предупреждения распахнулась. Сариана не стала поворачиться, чтобы взглянуть, кто стоит в проеме. Ее инстинкты уже ей сообщили. Дрожь узнавания прошла по нервным окончаниям, и она стиснула зубы.
- Удачного дня вам, Гриф Чассин, - пробормотала она. К ритуальным приветствиям и манерам весьма полезно прибегать, когда сталкиваешься лицом к лицу с потенциальным несчастьем, решила она. Да и к тому же, она должна сохранять контроль над ситуацией.
- Удачи и вам, леди, - небрежно бросил мужчина. Он тихо вошел в комнату, каблуки его ботинок не издавали абсолютно никакого шума при соприкосновении с мраморным полом. Это был искусный трюк.
- Вы могли бы все же повернуться и взглянуть на меня, - сухо добавил он. – Я пришел поговорить с вами о деле. Как мне сказали, бизнес – это ваша специальность. Я считаю, что у нас есть пара вопросов, которые нужно обсудить перед тем, как я возьмусь за задание по нахождению драгоценного призмореза Авилинов. Я решил, что будет намного легче, если мы с вами поговорим об этом в их отсутствие.
Сариана взяла себя в руки и храбро обернулась, чтобы сразиться с ним. Утренний свет, потоком льющийся сквозь огромные арочные окна, не изменил полученного ею предыдущей ночью впечатления. И в чем-то Защитник оказался даже более грозным, нежели был предыдущим вечером. Конечно же, напомнила она себе, он больше не страдал от воздействия снотворного тетушки Перлы.
- Как вы себя чувствуете? – вежливо осведомилась Сариана.
Зелено-голубые глаза Гриф вспыхнули каким-то неизвестным выражением, которое быстро исчезло.
- Как будто я провел ночь, туша пожар на борту «Серендипити», - он с издевкой улыбнулся. – Как любезно, что вы спросили об этом, леди. Особенно учитывая тот факт, что прошлой ночью именно вы были ответственны за мое состояние.
Это замечание ужалило.
- А вы весьма любезным образом напились самостоятельно и сделали попытку подцепить первую же привлекательную девушку, подсевшую за ваш столик, - отрезала Сариана, строго внушая себе, что она не должна позволять ему поймать ее на крючок подобным образом. – Мы с Авилинами всего лишь воспользовались ситуацией.
- Да ну? – Гриф устроился на длинной, заваленной подушками скамье, стоящей под одним из окон. Он уселся спиной к свету, расставив ноги и наклонившись, упираясь локтями в колени. Он оглядел Сариану оценивающим взглядом. - Откуда вы узнали, что я буду в определенное время в определенной таверне?
Сариана попыталась скромно пожать плечами.
- Последние пару недель Брайер постоянно следил за наиболее подходящими тавернами. Как только мы узнали, что в городе появился настоящий живой Защитник, то не представляло трудности обнаружить, где он проводит время.
- Я и не пытался скрываться. Вам когда-нибудь приходило в голову просто пойти в таверну самой, сесть напротив меня и сделать ваше предложение в нормальной обстановке?
- Конечно же, нет. Вы уже вернули три вежливых приглашения. Не было причин думать, что вы не вернете также и четвертое, - ответила она. – Я была вынуждена пойти на крайние меры. Большого выбора не было. Кажется, у вас, Защитников, монополия на подобного рода частные заказы.
Он одарил ее краткой, хищной усмешкой.
- Никакой другой социальный класс не выказал ни желания, ни способностей соревноваться с нами в этих делах.
- Вот в это я могу поверить. Даже члены городской стражи не берутся за частные расследования. Что-то говорит мне, что вы, Защитники, не одобряете конкуренции, - Сариана подалась вперед, положив локти на полированный стол – С другой стороны, какой респектабельный клан захочет, чтобы его сыновья воспитывались как профессиональные наемники? Авилинов испугала не просто ваша цена. Они на самом деле вас боятся.
- Репутация Защитника – его основной капитал в торговле, - с откровенно фальшивой скромностью заметил Гриф. – Но прошлой ночью у меня создалось впечатление, что вы и сами пытались приложить ручки к запугиванию и вымогательству. Таким вещам вас научили в этих модных бизнес-университетах в Рандеву?
Сариана почувствовала, как жар бросился ей в лицо. Пару секунд она даже не могла посмотреть ему в глаза.
- Я научилась в Серендипити, что порой необходимо идти на определенные уступки местному способу действий, если хочешь, чтобы что-нибудь сделалось.
- Да все это куча кеншийского птичьего дерьма, - весело запротестовал Гриф. – Ни один западник в здравом уме, особенно такой почтенный клан, как Авилины, даже не осмелится на игру, в которую вы попытались сыграть со мной вчера ночью. Даже если кто-то с невероятно убедительным язычком их на это подобьет. Требуется настоящий восточный торговый агент, чтобы провернуть такое. Вы завоевали мое полное и нескрываемое восхищение.
- Благодарю вас.
- Меня всегда восхищает профессионализм, где бы я его ни увидел. Расскажите мне, что вы собирались делать с моей оружейной сумкой.
Взгляд Сарианы вновь метнулся к нему.
- Я не знаю, - честно призналась она. – Я даже не знала, что это такое, только лишь что оно, очевидно, очень важно для вас.
- О, так и есть, - подтвердил Гриф слишком спокойным тоном. – Очень важно. Вы решили, что смогли бы держать сумку или ее содержимое ради выкупа? Использовать, чтобы вынудить меня согласиться с тем, что хотите?
Саририана густо покраснела.
- Я пришла в полное отчаяние, - пробормотала она. – Казалось, ничто не идет так, как я запланировала. Вы не отвечали на мои просьбы о личной встрече. Снотворное не сработало так, как предполагалось. Вы совсем не были готовы сотрудничать. Вы даже вернули предложение Авилинов о представлении в обществе. Между прочим, вам никогда не понять, чего им стоило согласиться сделать подобное предложение.
- Да уж могу представить. Модные кланы, такие как Авилины, порой находят Защитников полезными, но они чертовски не желают, чтобы их дочери выходили за нас замуж. Я согласен с вами. Авилины были в отчаянии. Но у них кишка тонка попытаться одурманить меня и украсть сумку.
Сариана моргнула.
- Как я и говорила, оказалось, что прошлой ночью ничто не идет так, как надо. Я боялась, что вы уйдете тотчас же, как придете в сознание. Но когда я прикоснулась к кошелю, у меня возникло чувство, что вы не покинете комнату без него. – Она бросила взгляд на кожаный мешочек у него на поясе. Призма в замочке слегка мерцала, переливаясь всеми цветами спектра. Камень притягивал Сариану, заставляя ее желать прикоснуться к драгоценному кристаллу. Девушка была вынуждена силой заставить себя отвести взгляд. – Я просто хотела, чтобы вы успокоились и пошли со мной на контакт. Вы вели себя высокомерно, знаете ли.
Его глаза вспыхнули смесью веселья и изумления.
- А вы нет?
- Определенно, нет. Я просто пыталась возглавить деловые переговоры.
Зубы Гриф вспыхнули в улыбке, отражавшей как опасность, так и юмор. Под этой улыбкой Сариана неловко пошевелилась. Она никогда не встречала никого, кто мог бы выражать угрозу и веселое изумление одновременно. Это выбивало из колеи. Гриф Чассин был просто еще одним великолепным примером того, какой неестественный выверт предприняли судьба и цивилизация на этих диких землях.
- Думаю, мы обсудим это утверждение позднее, - пробормотал Гриф. – Прямо сейчас нам лучше вернуться к делу.
Сариана осторожно взглянула на него.
- Вы, действительно, собираетесь работать на нас?
- Только на вас. Думаю, я ясно дал это понять прошлой ночью.
- Но желают-то ваших услуг Авилины, - запротестовала Сариана.
- Я не слышал их просьб вчера ночью. Все, что я слышал, был ваш голосок, просящий моей помощи. Вне всяких сомнений, восточный акцент высшего класса, леди, и он ваш.
- Это нелепо. Какая разница, работаете вы на Авилинов или на меня? Цель – одна и та же. – Сариана скрыла вспышку раздражения, потянувшись за чайником и наливая себе вторую чашку чая. Она должна контролировать ситуацию, напомнила она себе.
- Цель может быть и та же самая, но появится чертовская разница к концу выполнения работы, когда придет время забирать оплату.
Рука Сарианы дрогнула, и чай выплеснулся на стол. Ее взгляд столкнулся с взглядом Грифа.
- В какую игру вы играете? – рявкнула она.
- Я еще не решил, - Гриф поменял позу, откинувшись назад на широкую оконную раму и согнув одно колено. В первый раз он отвел взгляд от Сарианы, сосредоточившись на сверкающих цветах во внешнем саду. – Расскажите мне о призморезе.
Растерявшись, Сариана прикусила губу. После чего здравый смысл подсказал ей, что, возможно, будет лучше позволить ему сменить тему беседы. Этот мужчина мог весьма сильно нервировать.
- Вы знаете, что такое призморез?
- Конечно. Единственное приспособление, способное резать, гранить и полировать кристаллы призмы, - спокойно сообщил Гриф.
- Кажется, вы знаете намного больше, чем я, - заметила Сариана деловитым тоном. – Я никогда не слышала ни о призме, ни уж тем более о призморезе, пока не приехала в Серендипити. Во всяком случае, этот режущий инструмент жизненно важен для статуса и престижа клана Авилинов. Они управляют им по доверенности в каждом поколении, начиная со времен Первопоселенцев. И очень привязаны к нему. Авилины весьма взволнованы сложившейся ситуацией. И учитывая их сегодняшнее шаткое финансовое положение, я склонна согласиться с их просьбой. Они не могут позволить, чтобы кто-либо узнал о потере их символа превосходства в области ювелирного искусства. Резак должен быть возвращен любой ценой.
- Как вы думаете, кто это замыслил?
Сариана заколебалась.
- Авилины подозревают, что он был украден соперничающим кланом. Джассо считает, что ответственным может оказаться кто-то из клана Носориан. Очевидно, у них там целая компания горячих голов, - скривившись, добавила Сариана. – Так забавно слышать, как Авилин навешивает на кого-то ярлык горячей головы. Кажется, на западе каждый вспыльчив и эмоционален.
Гриф уставился на нее.
- Может быть, вы что-нибудь и узнаете, пока живете среди нас.
- Я уже многое узнала, уверяю вас, - резко воразила она. – И все это крайне неутешительно. А сейчас, что касается резака…
- Вы сказали, что многое не знаете о призме, - задумчиво прервал ее Гриф.
- У нас на восточном континенте нет подобного кристаллического вещества.
- Ваши люди – счастливчики. Очевидно, вы не находили на ваших землях никаких кораблей. Или я должен сказать, вы пока их не находили. Обычно они хорошо спрятаны. Если кто-нибудь случайно не приведет корабль в действие, он может оставаться захороненным годами.
Сариана в смущении нахмурилась.
- Что за корабли?
- Хрустальные корабли из призмы, - повернув голову, Гриф бросил ей нетерпеливый взгляд. – Разве Авилины не рассказывали вам о них?
- Все, что я знаю, это то, что призма черезвычайно редка и черезвычайно дорога. Согласно Авилинам, за последние пятьдесят или около того лет не было найдено ни одного нового месторождения.
- Потому что за пятьдесят лет не было обнаружено ни одного хрустального корабля. Призма – материал, из которого изготовлены хрустальные корабли и их оружие. Вы получите новую поставку только когда найдете хрустальный корабль. Единственный инструмент, способный разрушить призму, это специальный резак. Внутри кораблей была найдена только пара таких орудий. Никто пока еще не открыл способа обрабатывать призму без них. Что делает инструмент таким же ценным, как и призма. Ради Светового шторма, леди, да вы, определенно, невежественны?
Сариана сделала глубокий вдох и процедила сквозь зубы. Ее голос просто сочился сладостью, но она сомневалась, заметит ли Гриф сарказм.
- Я пробыла здесь всего лишь год, - произнесла она. – И пытаюсь учиться так быстро, как могу. И, я уверена, вы поймете мои проблемы, когда остановитесь и задумаетесь о весьма причудливых, если не сказать ненормальных, традициях и легендах, с которыми я вынуждена иметь дело каждый день. Окажите мне любезность, и расскажите чуть больше о кораблях из призмы.
- Так, так, - протянул Гриф с величайшим интересом. – Да мы вспыльчивы по утрам?
- Удивлена, что вы заметили, - ее голос был слаще, чем когда-либо.
- О, я заметил, можете не сомневаться, - отозвался он. – Знание того, что быть рожденным и воспитанным на восточном континенте, не освобождает вас от всех самых интересных эмоций, обнадеживает. Вы хотите знать о хрустальных кораблях? Я вам о них расскажу.
- Вы много о них знаете?
- Я существую из-за них.
Глаза Сарианы расширились.
- И что же это должно означать? – с удивлением спросила она.
Гриф перевел взгляд обратно на сады.
- Класс Защитников был создан, чтобы иметь дело с кораблями из призмы. За последние пятьдесят лет не было найдено ни одного корабля, поэтому не было большой нужды в особых талантах Защитников. К счастью, мы универсальны. Мы сделали себя полезными в других областях. Например, мы отличаемся в охоте за преступниками. Полезное ремесло, насколько оно касается других социальных классов.
- Но кто сделал эти хрустальные корабли из призмы?
Гриф пожал плечами.
- Никто не знает. Они уже были на Виндарре, когда прибыли Первопоселенцы.
- Это нелепо, - усмехнулась Сариана. – Я никогда не слышала о подобном.
- Только потому, что ваши люди не наткнулись ни на один из них на восточном континенте.
- И не было найдено ни одного подобного корабля на западном континенте, начиная с того времени, как потомки экипажей с «Серендипити» и «Рандеву» обнаружили друг друга, – понимающе заключила Сариана. – Как удобно. Легенда продолжает жить, и никому не нужно предоставлять никаких доказательств. Для меня звучит как типичная западная сказка.
- Вы не верите в легенды? – голос Грифа звучал скорей весело, нежели удивленно.
- Я предпочитаю оказывать доверие балансовым отчетам, деньгам на текущем банковском счете и налогам. Легенды и баллады – для детишек.
- Может быть, настоящая легенда изменит ваше мнение, - мягко предположил Гриф.
- Я в этом сомневаюсь, - твердо возразила она. – Но я могу понять, как легенда о хрустальных кораблях из призмы могла оказать услугу вашему социальному классу. Сказки, без сомнений, гарантируют, что другие классы будут оказывать вам определенное уважение. Авилины рассказывали мне, что существует не так уж много Защитников. Очевидно, ограниченное число членов клана дает возможность вам держать высокие цены. Меня всегда восхищала подобная разумная практика деловых отношений.
Гриф взметнул голову, чтобы взглянуть на нее, и Сариана задумалась, не зашла ли она слишком далеко. Обычно обладание острым язычком было полезным качеством, но иногда, оказавшись возле этого мужчины, у нее создавалось впечатление, что длинный язык мог завести ее в беду. На долгое время она застыла, ожидая пока остынет блеск в его глазах. Напряжение в комнате было осязаемым.
Когда Гриф заговорил, Сариана вспомнила, что нужно дышать.
- Вы ведь даже не представляете, как рискуете, крутясь вокруг меня, так ведь? – спросил он ужасающе небрежным тоном.
Ярость быстро исчезла из его взгляда. Сариана быстро оправилась и постаралась забыть неловкий момент. Она сможет справиться с этим мужчиной. Она сможет справиться с любым человеком с запада, если просто подойдет к делу с умом. Холодный разум всегда имеет преимущество перед сумасбродными эмоциональнами всплесками. Она просто должна сконцентрироваться на том, чтобы остаться спокойной и не выпускать командование из рук. Кстати говоря…
- Я не знаю, что иду на какие-то там риски. Я просто делаю обоснованные заключения. А что касается вашей легенды о хрустальных кораблях из призмы…
- Вы в них не верите.
- Боюсь, что нет. – Сариана постучала серебристым ноготком по столешнице. – А вы сам когда-нибудь видели хоть один?
- Нет.
- Я остаюсь при своем мнении.
- Если кораблей нет в природе то, как вы объясните существование призмы? – мягко поинтересовался Гриф.
- Я уверена, что призма – природное, только намного более редкое вещество, обнаруженное здесь, на западном континенте, - высокомерно ответствовала она.
- А призморезы?
- Возможно, часть оборудования, оставшегося со времен Первопоселенцев. Некоторое количество его было спасено с «Серендипити» после крушения, точно так же, как и орудия с «Рандеву». Обеим группам повезло. Без минимума техники и знаний, особенно медицинских, первые колонисты, возможно, не выжили бы вовсе. Испытания были достаточно тяжелы по любым меркам.
- Думаете, у вас есть ответ на все вопросы? – поинтересовался Гриф.
- Не на все. Пока не на все. Но дайте мне чуть-чуть времени, - тут же отозвалась она.
- Время? Почему я должен давать вам время?
Без предупреждения, Гриф вскочил и пересек белое мраморное простраство пола длинными, усеренными шагами, остановившись у противоположной стороны стола. Опершись обеими руками в полированную поверхность, он склонился, чтобы оказаться лицом к лицу с девушкой.
- Я не должен вам ни времени, ни чего-либо еще, леди Сариана Дейн. Даже напротив. Из-за шутки, которую вы сыграли со мной прошлой ночью, это вы должны мне. И я предупреждаю вас, поскольку с уверенностью могу сказать, что вы не послушаетесь.
- О чем же предупредить? – резко бросила она.
- Я всегда забираю причитающееся.
Адреналин и понимание пронеслись по телу Сарианы. Она вскочила на ноги и открыла рот, чтобы объяснить Грифу Чассину, что он может сделать со своими предупреждениями.
Но слова так и остались непроизнесены. Вместо этого Сариана ощутила себя в ловушке, когда Гриф обхватил ее лицо двумя удивительно сильными, шершавыми ладонями. Мгновение спустя его рот накрыл ее губы в поцелуе, потрясшем ее до самых кончиков маленьких, мягких, кожаных туфелек.
Сарианц редко целовали, и уж определенно никогда вот так вот. При всем своем образовании и приличном воспитании она была строгоохраняемой клановой леди. Вдобавок, бежалостное давление образовательной системы в Рандеву гарантированно оставляло студентам слишком мало времени для таких дегкомысленных поступков, как сексуальные эксперименты.
Единственным годом ее жизни, который можно было рассматривать как свободный, являлся прошедший. Но в течение всего времени пребывания в Серендипити, Сариана ощущала себя гостем на чужбине. Она предпочитала относиться к этому таким образом. Последней вещью, которую она хотела бы сделать, это ввязаться в сексуальные отношения с одним из местных. Она не желала ничего даже временного, что привязало бы ее к западу. Кроме того, у нее были свои стандарты.
Единственный мужчина, которого она когда-либо начинала рассматривать хотя бы в слабом романтическом свете, находился черех полгорода, ожидая, когда она присоединится к нему за ланчем. И к тому же, Ишн Раккен никогда бы не пошел столь на вопиющую наглость, как целовать ее в подобной манере.
Объятие Грифа было грубым, жадным и страстным. Оно было также изумительно самоуверенным и неистовым, словно он похищал нечто такое, что не мог получить, просто попросив.
Словно заявлял права на нее.
Поцелуй, как понимала Сариана где-то в глубине души, означал небольшой символический акт мужской агрессии. И когда Гриф бесстыдно разомкнул ей губы и быстро и яростно проник языком в нежное, сокровенное тепло ее рта, она знала, что это было подобием намного более интимного сексуального акта. Отсутствие личного опыта в этой области вовсе не предполагало нехватку знаний.
Сариана попыталась вырваться из объятий, но с ней случилось что-то, что она не поняла.
Внезапно на нее обрушился водопад чувств, изумляя и отчасти приводя в ярость. Она даже не узнала некоторые из этих эмоций. Они странным образом были чужеродны, словно исходили от кого-то другого. И тогда внезапно она поняла, почему они казались такими странными. Эти эмоции были мужскими, а не женскими.
Там были голод, раздражение, нужда, агрессия, страсть, самонадеянность и затопившие все остальное, абсолютные, неподдельные мужские собственнические чувства.
«Это невозможно», - с отчаянием подумала Сариана. Она все придумала. И все же у нее было сбивающее с толку чувство, что она и в самом деле поймала отголоски каких-то ощущений Грифа. Она подняла руки и тщетно попыталась оттолкнуть его. Он продлил поцелуй еще на пару секунд, только чтобы дать ей понять, что она не сможет силой разорвать его объятия. Они закончатся только тогда, когда решит он.
И тогда, без какого-либо предупреждения, все прекратилось. Сариана оказалась на свободе также неожиданно, как и была взята в плен. Она вцепилась в край стола, чтобы удержать равновесие и уставилась на Грифа. Она была потряена намного больше, нежели желала признать. С поспешностью она воспользовалась единственной заЗащитникой, что у нее была, своим острым язычком.
- Я уверена, что вы уже знаете, что ваши манеры абсолютно отвратительны, - ухитрилась с сарказмом произнести Сариана, надеясь замаскировать внутреннее потрясение и ярость. – Я не буду утруждать себя, читая вам лекцию о них. Во всяком случае, сомневаюсь, чтобы вы были способны выучить многое по этому предмету. Из достоверных источников я знаю, что выросли на границе, вдали от приличного общества. Вам было бы интересно узнать, что вы продемонстрировали полное отсутствие у вас поспитания. А из-за вашей невоспитанности, вы, возможно, даже не обратили на это внимания. – Она отвернулась, чтобы открыть секцию стола. – Можете не верить, но у меня есть, чем заняться этим утром, вместо того, чтобы избегать заигрываний чересчур дорогого наемника, чей социальный класс явно деградирует, даже когда мы говорим. Пожалуйста, уходите.
Между ними повисла ошеломленная тишина. Гриф не двигался.
- Нам очень многое нужно обсудить, - в конце концов, выдавил он. Его голос звучал удивительно низко и хрипло.
- Нам нечего обсуждать, – она по-прежнему держалась к нему жестко расправленной спиной, перелистывая лежащие перед собой бумаги. – Если вы подписываете контракт на возврат пропавшего резака, как и заявляли, то я была бы весьма признательна, если бы вы начали разрабатывать план. Как я уже упоминала предыдущей ночью, ради блага всего клана требуется абсолютная секретность. Ваша легенда такова: вы были наняты Авилинами, чтобы обеспечить безопасность их ювелирной коллекции в ночь ежегодного костюмированного бала. При таких обстоятельствах ваше присутствие в доме будет казаться оправданным. Предполагается, что вам требуется наладить соответствующую систему безопасности. После бала, если вы все еще не найдете резак, нам нужно будет придумать другую историю для прикрытия. Или найти другого Защитника.
- Леди Сариана, мы должны поговорить, - нажал Гриф.
Она резко обернулась, чтобы взглянуть ему в лицо.
- Я надеюсь, в вопросах секретности вам можно доверять.
Он уставился на нее, как будто она сошла с ума.
- Я – Защитник. Разве вы не знаете, что это означает? Мое слово дороже призмы.
- Понадеемся только на то, что при отсутствии у вас достойных манер, вы следуете хоть какой-то деловой этике. Вы, в конце концов, принадлежите некоторому утвердившемуся социальному классу, даже если этот класс решил жить главным образом на границе. Вы не законченный преступник. Ну а сейчас я должна работать. Пожалуйста, уходите.
- Леди, если вы думаете, что можете вот так вот мимоходом выбросить меня из офиса, то у меня для вас новости.
Что бы Гриф ни собирался сказать дальше, слова так и остались непроизнесенными, поскольку дверь в офис Сарианы распахнулась, чтобы впустить Индину Авилин. Она вплыла в комнату, как корабль под полными парусами, ее башеноподобная прическа слегка задела верхний косяк двери.
- О, вот ты где, Сариана, - произнесла она тоном громадного облегчения. – Я искала тебя. У меня меню того, что будет подаваться на костюмированном балу. Я понимаю, что указала несколько весьма дорогих блюд, но я уже объясняла, что это та область, в которой Авилины не должны скупиться. Клан давал этот бал почти семьдесят лет. Люди ожидают от нас лучшего. Если мы ограничим гостей в этом году, они будут подозревать, что у нас не все в порядке. Мы не должны позволить этому случиться. – Она запнулась, когда поняла, что в комнате еще кто-то есть. Тихое беспокойство несколько замутило энтузиазм в ее глазах. – Лорд Чассин. Удачного дня вам, сэр. Пожалуйста, простите меня, если я вмешалась без разрешения в деловое обсуждение, но это чрезвычано важно. Я должна получить одобрение Сарианы на совершение таких трат.
- Удачи и вам, леди Авилин, – ответил Гриф. Он склонил голову с четко отмерянной степенью вежливости, которая опровергала обвинения относительно его манер, только что сделанные Сарианой. – Я понимаю важность вашего положения. Мы с Сарианой можем продолжить наше обсуждение после того, как она взглянет на ваши списки.
Сариана ткнула в механизм, который открывал определенную секцию черного каменного стола.
- Боюсь, этим утром Сариана будет отсутствовать для любых дальнейших обсуждений какого угодно сорта. У меня деловая встреча. Леди Авилин, я буду счастлива утвердить ваше меню после полудня. Лорд Чассин, - добавила она с насмешливым ударением на титуле, - я уверена, что вы поймете, если я поспешу. Боюсь, неотложные дела.
Сариана практически вылетела из комнаты.
Гриф задумчиво посмотрел на пустой дверной проем.
- Неотложные дела?
- О, возможно, у нее назначена втреча с другом из банка, - объяснила Индина Авилин.
- У нее есть друг в банковской сфере? Друг мужчина?
- Ишен Раккен, - быстро забормотала Индина, комкая листки с меню. – Он тоже из Рандеву. Переехал несколько лет назад и не собирается возвращаться. Я думаю, что они с Сарианой полагают, что должны поддерживать друг друга, пока находятся на западе. На самом деле очень мало людей с восточного континента живут здесь, знаете ли. И совершенно естественно, что Сариана и Ишен должны держаться вместе. Сариана так одинока. Конечно же, она это хорошо скрывает. Вы же знаете, как эти восточники относятся к демонстрации чувств. Но мы все знаем, как она тоскует по дому. Тем не менее, Ишен оказывает на нее положительное влияние. У нее будет все прикрасно к полудню, когда она вернется после завтрака с ним. Вот увидите!
Гриф все еще мог чувствовать губы Сарианы. Его тело продолжало болезненно пульсировать с того самого мгновения, когда он схватил ее и поцеловал. В момент объятий он, не колеблясь, осознал, что прикоснулся к ней способами, которые не были физическими по своей природе. И она ответила.
Пара Защитника.
Сейчас он был уверен в этом. Он нашел потенциальную пару Защитника. Женщину, которую сможет сделать своей истинной женой. Женщину, которая может дать ему сына. Знание ошеломило его. А мысль о том, что она сбежала, чтобы провести теплое, разморенное утро с другим мужчиной, отправила поток жаркого разочарования и гнева по венам.
Осознания того, что другой мужчина, несомненно, намного сильнее подходит к Сариане в общественном плане, нежели Гриф вообще когда-либо будет, хватило, чтобы испортить ему весь оставшийся день.
_______________________________________________
4. Цех — торгово-ремесленная корпорация, объединявшая мастеров одной или нескольких схожих профессий, или союз средневековых ремесленников по профессиональному признаку.
Деятельность цехов не ограничивалась производством и сбытом готовых изделий. Задача его состояла в том, чтобы оградить членов цеха — мастеров — от нецеховых ремесленников, от конкуренции постоянно прибывавших в город крестьян; в целях борьбы с «перепроизводством» и «кризисом сбыта» цех старался регулировать производство, ограничивая число мастеров, а также устанавливая для отдельных мастеров количество станков, подмастерьев, учеников. Цеховые уставы регламентировали качество продукции, рабочее время, размеры мастерских цены готовой продукции. За соблюдением цеховых интересов следили старейшины. Цех объединял мастеров и во внехозяйственной деятельности. Он всесторонне охватывал личную, семейную, общественную жизнь ремесленника. Каждый цех имел своего патрона, святого, являлся военной организацией.
Внутри отдельных мастерских цехом устанавливалась трёхчленная иерархия: мастер, подмастерья, ученики. Подмастерье — это высококвалифицированный платный работник. Ученик сам должен платить мастеру за обучение. Чтобы стать мастером, подмастерье должен был представить одобренный цехом шедевр — образец самостоятельной работы.
5. Виндригер - аутригер-каноэ или каноэ с балансиром (небольшое парусное судно с боковым поплавком, прикрепленным к корпусу поперечными балками на судах типа проа (служит для повышения остойчивости)) с поворотным механизмом паруса как у доски для винсерфинга. Иллюстрация: fionamsinclair.co.uk/yachts/smith/page1.htm


@темы: Аманда Гласс, Shield's Lady, Jane Ann Krentz, Аманда Квик, Джейн Энн Кренц, Потерянные колонии, переводы

URL
   

Свободный вечер

главная