Я - кавайная няка!

Глава 1
Лежавший без сознания мужчина слегка пошевелился и застонал. Глаза он все же не открыл, поэтому был не в состоянии оценить окружавшую его «пламенеющую»(1) роскошь.
Он лежал на блестящем мраморном полу в затейливо украшенной комнате. Высоко сверху изгибался аркой резной потолок. Золотистое сияние газовых ламп просачивалось сквозь замысловато установленные стеклянные подставки. В маленькой комнате доминировал длинный узкий стол из полированного черного камня. Он изгибался, формируя полукруг.
За столом сидело пять человек. Двое из них, пожилые мужчина и женщина, явно были главами клана. Двое других, красивый юноша и равно привлекательная девушка, очевидно, приходились друг другу братом и сестрой.
Характерная комбинация серебристо-белокурых волос и полночно-черных глаз, выделявшая отца, также отличала и его отпрысков. Мать тоже была темноглазой блондинкой, хотя ее «цвета» происходили от другой совокупности генов. Ни одного из четверки нельзя было описать словом «миниаюрный». Авилины были кланом высоких, добротно скроенных широкоплечих мужчин и пышнотелых женщин.
Пятой особой была еще одна девушка. Довольно стройная и намного более хрупкая, нежели остальные, она испытывала весьма сильное раздражение из-за недостатка у нее их царственного роста. Бывали времена, когда она обнаруживала, что быть высокой и перемещаться в величественной манере очень полезно. Тем не менее, она нашла пути компенсировать свой недостаток.
Ее аккуратно уложенные золотисто-каштановые волосы и широко распахнутые светло-карие глаза также ставили ее наособицу. Но даже если бы ее наружность и цвета не отличались так радикально, одеяние выдало бы то, что она не является членом клана Авилин.
Сариана Дейн была облачена в продуманно консервативный, темно-зеленый наряд, состоявший из приталенного пиджака и простой, расклешенной юбки до лодыжек. Удобный маленький пиджак подчеркивал ее субтильность, а жесткий высокий воротник обрамлял шею. Под краем юбки виднелись темные чулки и туфельки из мягкой кожи на низком каблуке. Ювелирных украшений на ней не было.
Две другие женщины за столом были одеты в модно скроенные, оттенков драгоценных камней платья с низкими вырезами, широчайшими рукавами на манжетах и пышными юбками, задрапированными в огромные турнюры. Их туфельки на высоких каблуках были сделаны из богато вышитого атласа, а волосы уложены во вздымавшиеся сооружения из каскада завитков.
Украшения женщин были великолепны. В конце концов, Авилины были кланом ювелиров. Множество тонких золотых цепочек с разноцветными камнями было вплетено в прически. Несколько пар сережек соперничали за место в каждой паре мочек. Уши у женщин Авилин были проколоты в стольких местах, что Сариана часто задумывалась, как там вообще осталась хоть какая-то кожа. Их пышные груди украшали широкие ожерелья, сработанные из золота, серебра и двух видов редкого кварца. Почти на каждом пальце было одето кольцо.
Мужчины по крикливости внешнего вида равнялись женщинам. Они были одеты в камзолы ярких цветов, ярко-красные трико и рубашки с прорезными рукавами из такого количества ткани, что ее хватило бы на корабельный парус. Они носили почти столько же драгоценностей, как и женщины Авилин.
В последнее время Сариана стала замечать, что Брайер, симпатичный старший сын, приобрел новую моду носить ярко украшенный гульфик(2). Сегодня на нем был как раз один из них. По правде говоря, она не смогла бы не заметить его, даже если бы и попыталась. Гульфики вообще тяжело игнорировать, особенно те, которые усыпаны самоцветами.
Но у Авилинов был особый стиль, в который раз с тайным весельем заметила Сариана. В их компании не было ни одного зануды.
Члены клана Авилинов тяготели к драматичности в выборе одежды точно так же, как и во всем другом. За год жизни в их доме, Сариана привыкла к ослепительным одеяниям и переменчивым манерам своих работодателей. К ее удивлению, у нее возникли к ним даже некоторые нежные чувства. Они могли быть невыносимы, но и в равной степени очаровательны, точно так же, как и все остальное в западных провинциях.
Мужчина на полу застонал снова, обрывая мысли Сарианы. Одна одетая в ботинок нога слегка шевельнулась на мраморе.
- Великолепно, - объявила Сариана, посмотрев на мужчину, растянувшегося на полу. – Нам повезло. Он не умер. – Она сохранила оживленный и радостный тон, стараясь не показать испытываемое облегчение. «Никогда нельзя позволять клиенту понять, что ты нервничаешь» - было одним из ее девизов. Она также отправила молчаливую благодарность всех невидимым силам, которые приглядывали за бизнес-консультантами. По крайней мере, теперь она не должна беспокоиться о том, как объяснить властям появление мертвого мужчины. Ее ладони до сих пор были влажны от беспокойства, которое она скрывала.
- Может быть, для всех нас было бы лучше, если бы он умер, - уныло пробурчал Брайер Авилин. – Он будет очень зол, когда очнется.
Сариана уставилась на удрученного наследника клана Авилин.
- Не будьте нелепым. Случившееся было несчастным случаем. Я уверена, что эта особь Защитника или как вы его там еще называете, поймет это, когда мы объясним ему, что случилось. Откуда мы могли знать, что рецепт слабого снотворного вашей тетушки Перлы окажет него такую реакцию? Оно должно было всего лишь ввести его в легкий транс. Предполагалось, что он станет дружелюбным и сговорчивым. Мы вовсе не рассчитывали заставить его потерять сознание.
Брайер поднял голову, чтобы встретиться взглядом с Сарианой. Локон блестящих светлых волос упал ему на бровь. Сариана знала, что очаровательно сексуальный стиль, в который укладывались волосы Брайера, строжайшим образом был продуман самым модным парикмахером. Прическа подчеркивала темные глаза юноши, делая конраст с золотящимися волосами намного сильнее.
- Сариана, ты не понимаешь, - тоном мрачного пророка возвестил Брайер. – Защитники известны не своим пониманием и терпением. Ты, кажется, не осознаешь тот факт, что этот мужчина потенциально очень опасен. Он вырос на границе. Зарабатывает на жизнь, сражаясь с приграничными бандитами. Он не воспримет по-доброму то, что мы натворили. Я говорю, что мы никогда не должны были пытаться пользоваться такой уловкой. Мы с самого начала не должны были слушаться тебя.
Мать Брайера, сидевшая на другом конце сияющего черного каменного стола, решительно произнесла:
- Достаточно, Брайер. Это было семейным решением. Мы все согласились с Сарианой, что убедить Защитника помочь нам – наш единственный шанс.
Индина Авилин бросила взгляд на мужа, сидевшего на противоположной стороне полукруглого стола. - Разве не так, Джассо? Ты же сам это говорил. Мы все вместе. У нас нет выбора. Мы должны действовать согласно этому дикому плану ради блага клана Авилинов.
Сариана не могла не залюбоваться вдохновением, которое леди Авилин щедро влила в последние слова. Дама происходила из клана драматургов. Даже выйдя замуж за представителя клана ювелиров, она так полностью и не забыла свои истоки.
Лорд Джассо Авилин неуверенно мотнул седеющей светлой головой, переведя взгляд на вытянувшегося на полу мужчину.
- Боюсь, у нас сейчас нет иного выбора, нежели следовать плану Сарианы. Мы можем только надеяться, что этот Защитник не очнется в такой неистовой ярости, что решит убить нас до того, как выслушает наше предложение.
- Отец, он не сделает этого! – Мара, единственная дочь Авилинов, вскочила на ноги в страстном порыве.
Она унаследовала какую-то часть таланта матери. Юбки ее длинного, темно-голубого платья закружились в водовороте вокруг изящных туфелек на высоком каблуке. Ее грудь, добрая часть которой обнажалась элегантным одеянием, эффектно вздымалась. Эти движения послужили причиной мерцания красивого драгоценного ожерелья вокруг ее шеи.
- Я говорила с ним прошлой ночью, помните? У меня был шанс побеседовать с ним в таверне до того, как я подмешала лекарство тетушки Перлы ему в эль. По правде сказать, он был немного пьян, но определенно не казался склонным к жестокости.
Брайер бросил на сестру раздраженный взгляд.
- Конечно, он не казался склонным к жестокости. Он же пытался соблазнить тебя. А ты наслаждалась, играя роль распутной бабенки, так ведь? Держу пари, единственная вещь, о который ты говорила с ним, был секс. Последним, что он хотел бы сделать, пытаясь уломать тебя отправиться в постель, так это показать тебе свою жестокость. Но он Защитник, Мара, никогда не забывай об этом. Ты слышала легеды о Защитниках. Жестокость у них в крови.
- Так это честь! – вспыхнула Мара. Она обернулась, чтобы оказаться лицок к лицу с братом, темные глаза сверкали. – Ради крови капитана корабля, Брайер Авилин, не смей обзываться! Я играла ту роль, которая была мне предназначена. Ни больше, ни меньше. Это была идея Сарианы, помнишь? Именно она предложила, чтобы я изобразила девчонку из таверны, ищущую, где бы поразвлечься.
- Дети, прошу. – С беспокойством произнес Джассо. – Нет времени на раздоры. Наша цель – вернуть призморез из рук этих вороватых носорианцев. Сейчас мы зашли слишком далеко, чтобы вернуться.
- Но, отец…
Сариана решила вмешаться прежде, чем ситуация полностью выйдет из-под контроля. Начинала разгораться семейная ссора, а у нее не было ни времени, ни терпения выдерживать ее сегодня ночью. Все светловолосые, прекрасные Авилины имели сильнейщую склонность к мелодраме. В этом отношении они были типичны большинству жителей западных провинций. Предоставь любому из них подходящую сцену, как хорошо узнала Сариана, и вас может ожидать неистовая демонстрация тетрального яркого зрелища. Не упоминая уже о сильном шуме.
Порой шума от клана Авилинов было для нее слишком много. Сариана воспитывалась в намного более цивилизованном семействе. Но элегантный, совершенный, хорошо управляемый дом клана Дейн находился на другом конце планеты Виндарра, на восточном континенте. Годом раньше Сариана приняла мучительное решение оставить свой клан и пересечь моря, чтобы оказаться в глуши западного континента. Между домом ее родителей в Рандеву и ее новым домом в Серендипити пролегал не только океан, но и зияющая бездна в понимании стиля жизни. Сариана все еще работала над проблемой культурного шока.
Технически клиентами Сарианы были мастеровые, ремесленники, дизайнеры и геммологи(3) клана Авилин. Официально она была их управляющей. Хотя и будучи только на пару лет старше Мары, порой Сариана ощущала себя в большей степени нянькой, нежели бизнес-менеджером.
Она тихонько покашляла и постучала по столу маленьким веером, который носила. Веер был западным творением, которым она как-то обзавелась. И у него были свои плюсы.
- Могу я привлечь минутку вашего внимания, пожалуйста. – Она сурово обвела взглядом каждого члена клана Авилин, присутствовавшнго на полуночной встрече.
Требование секретности шло от лорда Джассо, патриарха, потребовавшего, чтобы сегодня ночью присутствовали только самые старшие и самые ближайшие члены главной семьи. Даже Лури, младшего сына, здесь не было. Не стоит даже и упоминать о том, что никто за пределами главной семьи клана не был извещен ни о потере дорогостоящего призмореза, ни о плане по его возвращению. Тетушки, дядюшки, дальние кузены и прочие Авилины продолжали находиться в блаженном неведении, как и все конкуренты по бизнесу. В конце концов, ответственность по защите резака возлагалась на главную семью клана. Сейчас, когда инструмент был украден, обязанность Джассо была ясна. Он должен был вернуть его обратно, даже если это и означало иметь дело с опасным Защитником.
На практике подразумевалось, что Сариана должна найти способ вернуть резак. Участь бизнес-менеджеров очень часто была нелегка.
- Сейчас мы связаны обязательствами, - спокойно заметила Сариана. – Пути назад нет. Предположим, что лекарство, не подействовав, как планировалось, лишь слегка усложнило дело, и мы можем исправить ситуацию.
- Это потому, что они другие, – с вздохом заметила леди Авилин.
Сариана взглянула на нее, раздражаясь от вмешательства.
- Прошу прощения, леди Авилин? Какие другие?
- Защитники. Члены кланов Защитников – другие, - с серьезностью объяснила леди Авилин. – Это отличие большее, нежели вопрос традиций, одежды и манер. Оно у них в крови.
Сариана в изумлении отступила.
- Боюсь, я не понимаю, леди Авилин.
Лорд Авилин поспешно попытался объяснить:
- Понимаешь, это часть легенды. Защитники, они… ну, не совсем такие, как остальные из нас. Тебе трудно понять, потому что у вас, в восточных провинциях нет никакого эквивалента их классу. Здесь же Защитники занимают определенную нишу в обществе. Они живые легенды.
Сариана с мягкой насмешкой посмотрела на мужчину на полу.
- И это живая легенда? Он больше похож на приграничного бандита, который забрел в город и напился.
Леди Авилин ужаснулась.
- Никогда не называй его бандитом, Сариана! Защитники очень гордые. Они проводят свое время в погоне за разбойниками. Ты должна была слышать некоторые истории о приграничных битвах.
- Не обижайтесь, - живо отозвалась девушка, - но, по моему мнению, вы, западники, придаете чересчур много значения вашим сказкам и легендам.
- Только потому, что вы, восточники, позабыли все рассказы своих прародителей, вовсе не означает, что мы должны игнорировать свою собственную историю, - воскликнула Мара.
Сариана разозлилась.
- То, что мы, восточники, не обеспокоились обессмертить нашу историю в куче глупых баллад и театральных постановок, совсем не означает, что мы забыли эту историю. – Она была возмущена даже намеком на то, что потомки колонизаторского корабля «Рандеву» не сохранили историю так же хорошо, как отпрыски «Серендипити».
- Потомки первого поколения колонистов с «Рандеву», - продолжала она, - могли потерять большинство своих технологий и некоторые записи в борьбе за выживание на Виндарре, точно так же, как и ваши люди. Но мы не стали придумывать кучу диких баек, чтобы заполнить пропущеное. Между тем, нет времени спорить о том, как каждая группа колонистов сумела сохранить след своей истории.
- Истинная правда, - объявила леди Авилин, после чего драматично понизила голос. – Но решишь ты верить в наши легенды или нет, Сариана, пожалуйста, будь осторожна, когда имеешь с ними дело. Особенно с вот этой конкретной легендой в частности. – Она указала на мужчину на полу. – Защитников немного. И никогда много не было. Их рождаемость очень низка, а отпрыски всегда мужского пола, что порой создает некорые, хммм, трудности…
- Не понимаю, почему, - нахмурилась Сариана. – О, вы имеете в виду, что в их социальном классе нет никаких других женщин кроме тех, которые вышли за них замуж?
- Их свадебные ритуалы еще более странные, – грубовато начала леди Авилин. – Понимешь, они… - Она остановилась, поняв, что остальные члены семьи уставились на нее. Она прочистила горло и нетерпеливо взмахнула веером. – Не бери в голову. – Поспешила заметить она. – Это весьма сложно. Просто поверь нам на слово. С Защитниками могут возникнуть трудности. Последнее, что каждый желал бы, так это восстановить их против себя.
- Но разве вы не должны были упомянуть об этом, когда впервые сказали мне, что Защитник может помочь нам вернуть призморез? – резко заметила Сариана.
- Мы говорили тебе, что Защитники – другие, - напомнил ей Джассо. Его голос звучал возмущенно с полным на то основанием. Когда план по привлечению Защитника был в первый раз предложен, Сариана не обратила должного внимания на предупреждение о потенциальных трудностях. – Мы объясняли, что они ходят своими собственными дорогами и имеют склонность оставаться на задворках общества. Большей частью они живут на границе. Они очень редко появляются в городе в одиночку. К счастью.
Брайер задумчиво оглядел мужчину на полу.
- Но порой мы находим Защитников полезными.
- Полезными наемниками, - сухо уточнила Сариана. – Давайте прекратим нападать друг на друга. К добру, к худу ли, но мы получили нашего Защитника и ухитрились не прикончить его в процессе. Едва-едва. Мы должны от этого и отталкиваться. Наша первейшая задача – возвращение призмореза, и из того, что вы мне рассказали, найм Защитника – наш лучший выбор.
- Я не уверен, что он будет рассматривать ситуауию как законный контракт, - скептически заметил Джассо. – Я вот думаю о том, почему он потерял сознание от той крошечной капли наркотика, которую Мара дала ему?
- Потому что Защитники – другие, - твердо ответствовала леди Авилин. – Я же говорила тебе.
Сариана больше развеселилась, нежели обеспокоилась твердой верой Авилинов в то, что мужчина на полу как-то в основе своей отличается от других людей.
Она взглянула на своего пленника. Он определенно был одет иначе, нежели члены большинства других социальных классов, с которыми она сталкивалась в Серендипити. По правде говоря, она нашла его простые, обтягивающие темные штаны и обыкновенную рубашку с длинным рукавом некоторым утешением для глаз, после всех этих броских одеяний, так популярных в столице западных провинций.
На нем была простого покроя куртка до пояса вместо весьма распространенного струящегося плаща, а ботинки и пояс были сделаны из необработанной кожи. Во всем его одеянии не было ничего бросающегося в глаза или богато украшенного. Никаких драгоценных камней на каблуках ботинок, ни следа серебра на воротнике и манжетах рубашки.
И никакого гульфика, с юмором заметила Сариана. Она нашла этот факт странно обнадеживающим.
Единственным предметом в наряде Защитника, который можно было бы назвать декоративным, была черная кожаная сумка, прикрепленная к поясу. Сам футляр был сделан из практически неуничтожаемой шкуры змеекота. На самом деле Сариана никогда такого животного не видела, но Лури, младший из Авилинов, потчевал ее байками о чудовищах, от которых волосы вставали дыбом. Судя по ним, змеекоты предпочитали болотистую местность и могли проглотить человека за один укус. Сариана не представляла, насколько эти истории правдивы, но была счастлива, что за всю свою жизнь так и не повстречалась с живым экземпляром. Она задумалась, а действительно ли мужчина на полу охотился, чтобы добыть кожу, или просто купил сумку.
Именно застежка сумки составляла единственное украшение мужчины. И была главным исключением. Сумка была закрыта и заперта на замок замысловатым механизмом, изготовленным из чистой призмы.
Сариана достаточно узнала от Авилинов о ювелирном деле, чтобы опознать странный серебристый кристалл, как только увидела его. Она также кое-что понимала в его ценности. Застежка на сумке была целым состоянием. Призма была самым редким и самым дорогим из всех драгоценных камней. Мужчина на полу не выглядел так, будто мог позволить себе такой дорогой замок на сумке. Возможно, он украл его.
- Мои извинения, если я оскорблю клан, - решительно произнесла Сариана, - но если быть честной, то мужчина вовсе не кажется таким уж опасным. Вот в чем проблема, когда придаешь слишком много значения мифам и легендам Первопоселенцев. Мы забываем о фактах. Не вижу причин, по которым мы не сможем следовать нашему плану, когда он очнется.
Лорд Авилин заволновался.
- Ты действительно думаешь, что сможешь иметь с ним дело, Сариана? А как мы объясним то, что случилось в таверне?
- Не беспокойтесь, - самоуверенно заверила она его. – Беседу поведу я. – Она вновь взглянула на черный кожаный кошелек, притороченный к поясу Защитника. Что-то заставило ее проявить любопытство к нему. Импульсивно она вскочила на ноги и быстро метнулась вокруг стола к безжизненно лежащему мужчине.
- Сариана! – задохнулась леди Авилин. – Что ты делаешь? Не трогай!
- Ерунда. Знание, что же Защитник рассматривает достаточно ценным, чтобы украшать призмой, может оказаться весьма полезным. – Сариана встала на колени возле мужчины и проверила кожаный ремень, удерживающий сумку на поясе. Она положила руку, чтобы расстегнуть застежку и с сомнением замерла. Она могла практически слышать, как за ее спиной все коллективно задержали дыхание.
Так близко, как сейчас, Защитник казался больше и намного более крепким, чем выглядел через комнату. Распростершийся на спине мужчина немного обманул взор и выглядел меньше, чем был на самом деле. Сейчас же, стоя возле него на коленях, Сариана взглянула с новой точки обзора и начала понимать, почему Авилины были так осторожны с Защитником, которого захватили.
Его плечи являли гладкую, с прекрасными мускулами силу, а бедра были ровными и мощными. Он был худ и походил на преступника, а высокомерные черты лица, даже у находившегося без сознания, только подчеркивали твердость остального тела.
Сариана поняла, что забыла, как дышать. Она нашла себя необъяснимо и резко осознающей присутствие мужчины таким способом, который не могла бы объяснить. Она внезапно и в высшей степени заинтересовалась им. Даже не так. Она поняла, что по какой-то причине была очарована им. Если бы она верила в западные сказки о домовых и феях, то могла решить, что находится под действием заклинания. Но это была сумасшедшая идея.
Ее пальцы звисли над застежкой, прикреплявшей кожаную сумку к поясу Защитника, но, не касаясь ее. Вместо этого Сариана обнаружила себя рассматривающей мужское лицо более подробно.
Его волосы были черными, темными, как полуночное небо. Он носил их короче, нежели модники в городе. Взгляд девушки тут же перебежал на его закрытые глаза. Она быстро прикинула их цвет и решила, что они, возможно, тоже темные. Такие глаза были распространены на западном континенте. После чего ее взгляд прошелся по точеной линии носа, переходя на прекрасно вылепленные, но жесткие очертания губ и заканчивая твердой линией челюсти.
Защитник не мог считаться красавцем, но Сариана с удивлением поняла, что этот мужчина никогда бы не стал пользоваться преимуществом своей внешности. Ей стало ясно, что он следует своему пути в мире на собственных условиях, даже не смотря на свою жизнь на задворках приличного общества.
Крошечные мурашки пробежали у нее по спине, когда она, нагнувшись, изучала мужчину на полу. Она поняла, что таращится на него слишком долго, и была вынуждена усилием воли разорвать странное очарование.
Злясь на эффект, оказываемый бессознательным Защитником, она быстро дернула за кожаное крепление, державшее сумку на поясе.
Леди Авилин сделала глубокий судорожный вздох, а Мара тихо вскрикнула, когда Сариана подняла сумку. Джассо и Брайер застонали.
В тот же момент без предупреждения Защитник поднял темные ресницы, и Сариана получила ответ на свой предыдущий вопрос о цвете его глаз. Они были непривычно зелено-голубые. За всю свою жищзнь она никогда не видела глаз такого цвета. Их взгляд тотчас же остановился на ее лице. Сариана была охвачена лишающей мужества мыслью, что она внезапно слишком многое о нем узнала. Он мог быть опасным. Безжалостным врагом. Он мог быть свирепым любовником – собственником. Девушка ощутила, как от последней непрошенной мысли у нее перехватывает горло. На пару ужасных секунд она задалась вопросом, а есть ли рациональное звено в плане, который она придумала и уговорила принять Авилинов, задумалась, а не сделала ли самую большую ошибку в своей короткой карьере бизнес-менеджера.
Но, как она и говорила своим клиентам, пути назад нет.

* * *
Гриф Чассин с трудом сфокусировал взгляд на стоящей над ним женщине, обладавшей поразительной самонадеянностью для того, чтобы на самом деле разделить его с оружейной сумкой. Никакой западник в здравом уме не рискнет на подобный поступок, если, конечно, он не дурак, желающий, чтобы его или ее горло перерезали.
Женщина все еще стояла, из-за чего Гриф понял, что она не осознавала значение того, что сделала. Остальные в комнате, понимали, но он их проигнорировал. Женщина была той, кто держал его сумку. Она была той, на которую он смотрел. Она загипнотизировала его.
Первой же связной мыслью Грифа после того, как он пришел к выводу, что она не враг, была та, что он ее желает. Очень сильно. Алчный голод хлынул по его венам. Он оставил его дезориентированным, разочарованным и трясущимся от странного напряжения. Мужчина был вынужден обратить все внимание на сохранение контроля.
Гриф осторожно передвинулся, приподнимаясь на локте. Его взор не отрывался от женщины, державшей его сумку. Несколько минут он сражался за сознание с неясным, наркотическим туманом внутри своей головы, сквозь дымку слыша голоса пяти людей в комнате. Исчезновение оружейной сумки тут же привело его в чувство.
- Верните мне сумку, - тихо приказал он. Протянув с небрежной властностью ладонь, он понадеялся, что это сработает.
Но женщина стиснула кожаный мешочек еще сильнее и сделала быстрый шаг назад. Она засияла в удивительно яркой улыбке. Гриф решил, что при нормальных обстоятельствах, он, возможно, и ответил бы на нее. Но чтобы не случилось с ним в таверне, нормальным это не было.
- Я рада, что вы, наконец-то, очнулись, - легким тоном произнесла девушка. Она быстро вернулась на свое место за столом, где сидели остальные, оцепенев от маленькой сцены, имевшей место быть. Сев, она положила оружейный мешок Грифа на полированный камень стола перед собой.
- Я Сариана Дейн. И я работаю бизнес-менеджером на остальных присутствующих здесь. Они составляют главную ветвь клана Авилин. Ну, или ее большую часть. Лури с нами нет. Он слишком юн для подобных вещей.
- Ну а я думаю, что слишком стар для подобных вещей, - вставил Гриф, чувствуя нужду в том, чтобы прервать свободно льющийся поток ее слов.
Сейчас он распознал ее акцент. Она была с восточного континента. Должна была быть. Этим и объяснялось ее безрассудство в обращении с его оружейным мешком. Гриф заставил себя сделать глубокий медленный вдох, пытаясь сложить по кусочкам картинку той неестественной ситуации, в которой обнаружил себя. С мучительной головной болью и телом, казавшимся слишком тяжелым и неуклюжим, думать было трудно. По крайней мере, порыв похоти был взят им под контроль. С этой точки зрения, он был благодарен и за столь малые милости.
Удыбка женщины стала еще более сияющей.
- Я уверена, что у вас множество вопросов, да и выглядите вы не очень хорошо, но уверяю вас, я могу все объяснить.
- Великолепная идея, – он потер затылок. – Почему бы вам все мне не рассказать?
Это был приказ, а не вежливая просьба, и он видел, что Сариана тут же это поняла. Другие казались почти загипнотизироваными от страха. Это было хорошо. Гриф привык вызывать такой отклик. Он оставлял ему свободу сконцентрироваться на Сариане. Он уже решил, что она самая опасная из всей компании.
Сариана прочистила горло тихим, сдержанным покашливанием и сумела удержать улыбку на мете.
- У нас есть деловое предложение для вас, Защитник.
- Меня зовут Чассин, - выдавил он сквозь зубы. – Гриф Чассин. – Нежное дуновение женственного вызова девушки вызвало немедленный отклик в его теле. Ему не понравилось занимаемое положение, которое требовало найти какое-нибудь преимущество. С огромным усилием он поднялся с холодного мраморного пола, с отвращением обнаружив, что ноги явно дрожат. Потребовалась вся его мощь и сила воли, чтобы просто устоять на ногах. Он надеялся, что женщина Дейн, не заметит, чего стоило ему это действие.
- Гриф Чассин, - задумчиво повторила Сариана, словно пробуя имя на вкус. – Ну-с, Гриф, повольте, я расскажу вам о деле, которое мы хотели бы вам предложить.
Гриф моргнул, когда боль пронзила его голову. Он медленно двинулся к центру изогнутого стола, чтобы встать прямо напротив Сарианы. После чего оперся одной рукой о полированную поверхность. Он пытался сделать свои движения бесстрастными, но, по правде говоря, боялся, что если не воспользуется поддержкой стола, то просто опять рухнет на пол. Он не отрывал взгляда от Сарианы, сидевшей чуть дальше за пределами досягаемости. Его оружейный мешок тоже находился вне зоны доступа.
- Сначала скажите, что вы добавили в мой эль.
Еще до того, как Сариана смогла открыть рот для ответа, раздался голос. Тонкий, жалкий, бесконечно раскаивающися голосок.
- Это была ошибка, - заплакала девушка Авилин. – Это была не моя идея. Я совершенно не хотела причинить вам вред. Предполагалось, что варево тетушки только, ну, смягчит вас.
Гриф медленно повернул голову и взглянул на девушку. В первый раз он сфокусировался на других людях за столом. Его глаза прищурились с ленивой угрозой, когда он узнал красивую блондинку, таращившуюся на него с таким убитым выражением лица.
- Ах, да, - ласково отозвался он, - девка из таверны. Кажется, я припоминаю, что твое имя – Мара. Я обязан этой головной болью тебе?
- Все это было ее идеей, - выпалила Мара, тыча кончиком украшенного драгоценностями веера в Сариану.
Гриф кивнул и вновь повернулся к Сариане.
- И почему это меня не удивляет. – Жестом едва подавляемого раздражения он легко побарабанил пальцами по столу. – Моя собственная ошибка, - пробормотал он. – К тому времени, как сексуальная девчонка из таверны, Мара, подсела за мой стол, я видел дно у слишком многих кружек эля. Я был невнимателен.
- Так о нашем деловом предложении, - продолжила Сариана оживленным тоном.
- А что о нем? – Гриф ел глазами оружейную сумку и раздумывал, сможет ли быстро схватить ее. Тяжесть, охватывающая его мускулы, исчезала, но не достаточно быстро. Что бы ни добавили в его эль, это вещество смешалось с алкоголем, находящимся в его крови, и создало сильнейший одурманивающий эффект. Учитывая небольшие отличия между физеологическими реакциями Защитников и остальных людей, было предсказуемо, что наркотик подействует совершенно не так, как планировалось.
Сариана быстро заговорила.
- У Авилинов украли некий ценный предмет. Мы желаем нанять вас для того, чтобы его вернуть.
Гриф внимательно посмотрел на нее.
- Почему вы просто не спросили меня, не желаю ли я поработать? Зачем эта операция со снотворным?
Сариана вздохнула. В ее глазах было сожаление, но голос не дрожал.
- Мы отправили три послания в арендуемые вами комнаты. Вы решили проигнорировать их все.
- Так за всеми этими глупыми записками, требующими деловой встречи, стояли вы? – в изумлении спросил он. Если бы он знал, что она - автор этих очень официальных, весьма изысканных и чрезвычайно высокомерных записок, то сию минуту появился бы у передней двери Авилинов.
- Да, если это имеет значение, то я, - отозвалась Сариана. – А сейчас, как я уже сказала, если бы вы не проигнорировали их…
- Но я их проигнорировал, - тихо заметил Гриф, - потому что на настоящий момент работу я не ищу.
Тут заговорил Брайер, чье любопытство пересилило нервозность.
- Тогда зачем вы здесь? Защитники редко проводят время в Серендипити или в каком-либо другом городе, если они не ищут работу.
- Или жену, - напомнил ему Гриф. Авилины уставились на него.
- Я так и думала, что это может быть причиной в вашем случае, - тихо произнесла леди Авилин. Она с тревогой посмотрела на дочь.
Гриф мог бы попросить ее не волноваться об ее драгоценной Маре. Он не испытывал абсолютно никакого интереса к девушке. Она могла оказаться восхитительной партнершей на одну ночь, но она никогда не стала бы потенциальной парой Защитника. Он понял это, как только она присела напротив него и попросила купить ей стаканчик эля. Он уже изрядно нагрузился и оставил свои поиски на сегодня. При подобных обстоятельствах Мара показалась временно интересной.
Сариана не стала обращать внимания на скрытые течения, циркулирующие в комнате. Казалось, что она не ведает о новом источнике беспокойства для Авилинов, когда бросилась очертя голову в выполнение своего бизнес-плана. Гриф был вынужден только лишь любоваться ее напористостью. И ее речью. Последняя, казалось, никогда не закончится. Он оперся на руку и кратко пофантазировал на тему, как заставить замолчать ее поцелуем. Было бы интересно посмотреть, как долго она сможет продолжать болтать, если его язык окажется у нее в ротике.
- Когда вы доказали свое нежелание встречаться с нами, - решительно продолжала Сариана. – Я пришла к решению воспользоваться слабым снотворным в надежде, что оно приведет вас в более, скажем так, сговорчивое расположение духа, пока мы обсуждаем условия. Я понимаю, что, возможно, это расценено вами как нечто дерзкое, но при подобных условиях, я полагала, что другого выбора нет.
- Дерзкое? – Гриф словно попробовал слово. – Нет, я бы не назвал это дерзким. Глупым, возможно. Бестолковым, может быть. Но не думаю, что «дерзкий» вполне улавливает сущность такого идиотского поступка.
Брови Сарианы сошлись вместе, когда она подавляла испытываемые эмоции.
- Послушайте, я же извинилась за испытанные вами неудобства. Поверьте, я бы никогда не пошла на такое, если бы мы совершенно не отчаялись.
- Неудобства? Именно так вы назовете то, что причинили мне? У вас интересный способ подбирать слова, леди.
- Я пытаюсь объяснить вам, что случилось, прежде, чем мы сможем, как рациональные люди, продолжить обсуждать совершенно благоразумную сделку, – с явно вымученным терпением произнесла Сариана.
- План А явно провалился. У вас есть план Б? – Гриф сказал себе, что не чувствуй он себя так гадко, то мог бы почти насладиться собой. Леди оказалась забавной, достойной бросаемого вызова.
И она все еще цеплялась посеребренными ноготками за его оружейную сумку. Он знал, что она чувствует ее важность для него, и также понимал, что она неистово пытается сообразить, как использовать мешок, чтобы получить то, что хочет. Было бы интересно посмотреть, что она предпримет в следующий раз.
Сариана Дейн не была великой красавицей, беспристрастно решил Гриф. Но гладко уложенные волосы и спокойная изысканность одежды выделяли ее по сравнению с яркими Авилинами. Ему понравились сверкающий в ее ореховых глазах разум, маленький вздернутый носик и полнота нижней губы.
Девушка обладала энергичными, привлекательными чертами лица. Она была из той породы женщин, которые расставляют на мужчин более тонкие приманки, нежели все эти хихикающие, пустоголовые красотки, такие как Мара Авилин.
- У нас нет того, что вы можете назвать планом Б, - медленно проговорила Сариана, рассеяно постукивая серебристыми ноготками по черному мешку. – Но я хотела бы, чтобы вы выслушали наше первоначальное предложение.
- Кто-нибудь предупреждал вас о том, что услуги Защитника обходятся недешево?
Сариана справилась с вызовом, как если бы сталкивалась с ним каждый день. Ее улыбка стала еще более ослепительна, чем обычно.
- Мне говорили, что подобные услуги весьма дороги, когда вообще могут быть приобретены. Я понимаю, что обычно вы проводите время, гоняясь за бандитами, но изредка вы принимаете и частные заказы.
- Изредка. – Гриф попытался и сам изобразить улыбку. Такую, которая обнажила бы большинство зубов. – За некоторую цену.
- Да, и, ну, я должна прояснить с самого начала, что на настоящий момент у Авилинов некоторые проблемы с денежной наличностью.
- Проблемы с денежной наличностью, - безучастно повторил Гриф.
- Небольшие, - оживленно заверила его Сариана. – Ничего такого, что не было бы взято под контроль за следующую пару месяцев. Это значит, конечно же, что вы должны быть согласны получить ваш гонорар в более поздние сроки, нежели при обычных обстоятельствах. Но это не должно стать значительным препятствием в наших переговорах.
Гриф поднял ладонь в попытке утихомирить ее. Он обнаружил трудности в слежении за ходом беседы.
- Погодите-ка минутку. Вы имеете в виду, что хотите, чтобы я выполнил работу сейчас, а потом сидел и ждал платы несколько месяцев?
Сариана вздернула подбородок.
- Уверяю вас, что текущая проблема Авилинов с наличностью совсем скоро будет под контролем.
Гриф оглядел элегантно одетых женщин клана. Они с беспокойством вернули взгляд.
- На шеях леди достаточно побрякушек, чтобы оплатить несколько недель или даже месяцев моих услуг. Конечно же, при условии, что я готов на вас работать.
- Боюсь, большинство этих прекрасных драгоценностей в залоге у банка. – Как если бы это были мелкие детали, бодро возразила Сариана. – Финансовое поручительство, знаете ли. Нам требовалось увеличить значительные суммы, необходимые для восстановления бизнеса. Но в то же время было необходимо, чтобы Авилины сохраняли требуемый уровень жизни. Они должны были продолжать одеваться и развлекаться согласно их положению в обществе. Но, боюсь, наличности, помимо личных счетов, не хватает. И даже если бы мы обнаружили способ продать некоторые украшения из личной коллекции Авилинов, мы пошли бы на это с чрезвычайной неохотой. Слухи, которые начались, были бы в сложившейся ситуации весьма губительны для клана.
- Что заставляет вас думать, - поитересовался Гриф с угрожающим интересом, - будто я готов ждать свой гонорар?
Сариана сделала вдох. Ее маленькие, восхитительно округлые грудки приподнялись под зеленой тканью платья. Гриф обнаружил, что разглядывает то, как они движутся, вместо того, чтобы обращать внимание на то, что говорит Сариана. У нее очень симпатичная грудь, решил он. И симпатичная талия, к тому же. Мужчина может улечься на спину и, положив руки ей на пояс, поднять Сариану и усадить так, чтобы она оседлала его бедра. После чего он сможет опустить ее на свой член, пока он не заполнит ее всю. Гриф решил, что хотел бы увидеть выражение этих ореховых глаз, когда проделал бы все это. Его разум был так поглощен выдуманным образом, что он уловил только обрывки сказанного девушкой.
- Относительно вашего требования гарантий, что вам будет заплачено, - продолжала Сариана, - я хочу, чтобы вы знали, что мы с Авилинами тщательно обдумали этот вопрос. Мы понимаем, что вам, как и банку, требуется некоторая форма поручительства. Леди Авилин предложила весьма необычную идею. Она сказала, что вы были бы готовы отсрочить требование по получению гонорара на тот срок, пока она готова представлять вас в обществе. Кажется, она решила, что вы могли нацелиться на брак и приветствовали бы возможность познакомиться с общественно приемлемыми молодыми леди. Брак – это всегда важное решение, и если вы учтете это, то вас могло бы заинтересовать любезное предложение леди Авилин. Если же оно, между тем, вас не привлекает, у меня есть другая идея.
Едва так убедительно звучавшие слова сорвались с губ Сарианы, как Гриф выделил самые главные. Он почти потерял равновесие и схватился за край каменного стола с большей, чем этого требовалось, силой.
- Брак, - повторил он, едва ворочая языком. Он поднял глаза на вежливо невозмутимое лицо Сарианы. – С вами?
- О, нет, не со мной, - с легким смешком заметила Сариана. – Боюсь, вы не расслышали. Я сказала, что Авилины согласны представить вас своим друзьям и родственникам. Я поняла, что поиск Защитником подходящей девушки представляет какую-то трудность. Возможно, это связано с тем, что вы проводите чересчур много времни, преследуя бандитов на границах. Как бы то ни было, если вы примете наше предложение, я не вижу причин, по которым мы не можем заключить нашу сделку сегодня вечером. Вы начнете действовать с утра. Что вы скажете?
- Я скажу, что у вас быстрый язычок законника из Рандеву.
- Мне кажется, что Авилины готовы проявить великодушие, - продолжила Сариана. – И принимая во внимание ограничения, накладываемые вашим текущим социальным статусом, я уверена, что вы будете благодарны за их предложение. То есть, если вы, конечно же, появились на брачном рынке.
Гриф испытал внезапное, почти ошеломляющее желание перегнуться через стол, вытащить Сариану из кресла и вынести ее из комнаты. Он сознавал, что сделай он так, и они окажутся в его собственной спальне. И он в точности понимал, что проделал бы там с ней.
- Послушайте-ка, леди Бизнес-менеджер, - решительно отрезал он. – Я не знаю, где и как вы проводили ваши социальные исследования, но могу гарантировать, что последней вещью будет продажа моих услуг за каплю помощи в поисках жены. Я в безвыходном положении, но не настолько. Я - Защитник, черт подери. И я сам поймаю себе жену.
Все собравшиеся Авилины издали общий мучительный стон, проигнориванный Грифом. Все его внимание было сосредоточено на Сариане. Она не задохнулась и не заплакала в ужасе. Она только лишь моргнула, заставив длинные ресницы мгновенно скрыть вуалью отражающийся в глазах пытливый ум.
Не говоря ни слова, она передвинула оружейную сумку чуть дальше. Гриф внезапно решил, что с него хватит ее маленьких игр. Он подобрался для быстрого решительного рывка.
Только он успел выбросить руку, как Сариана отпустила сумку, и та тут же пропала из виду. Гриф в шоке наблюдал, как его другоценный оружейный мешок исчезает в каменном тайнике. Вход тут же закрылся наглухо. Не осталось даже линии, чтобы заметить, что тайная дверка существовала. Западники обожали подобные штучки.
Нетерпение, недовольство и снисходительное любопытство, которое Гриф испытывал, в то же мгновение испарились. Его поглотила ярость. Рука, протянутая Грифом за сумкой, вместо этого сомнулась на тоненьком запястье Сарианы. Он дернул ее вверх, заставив неуклюже растянуться на столе. Ее глаза распахнулись, и он понял, что, в конце концов, все же увидел настоящую тревогу в ее взгляде. Вовремя, решил он.
- Верните. – Каждый слог, который он произносил, падал как камень в ужасную тишину, завладевшую комнатой. – Сейчас же.
- Пожалуйста, - прошептала она, - просто выслушайте меня. Вот и все, о чем я прошу. Позвольте мне рассказать всю историю про призморез. Нам нужна ваша помощь.
- Верните мою сумку, иначе я найду способ заставить вас исчезнуть так же легко, как вы заставили пропасть и мое имущество. Понятно?
- Вы все очень доходчиво объяснили, - откликнулась она дрожащим голосом.
Все-таки она испугалась, но ее взгляд по-прежнему встречался с его глазами с твердой решимостью. Несмотря на свое настроение, Гриф почувствовал вынужденную волну восхищения мужеством Сарианы. Он не знал ни одной женщины ни в Серендипити, ни в дальних районах, которая бы пошла на такой риск.
- Отдай ему эту штуку, Сариана, - зашипел Джассо. – Быстро!
- Быстрей, пока он не убил нас всех, - взмолилась леди Авилин.
Брайер и Мара с паникой на лице сидели, вытаращившись на нее.
- Что нам будет стоить получить вашу помощь? – прошептала Сариана, распахнув глаза.
Гриф изумился.
- Вы все еще пытаетесь обсудить условия сделки, леди?
- Нам нужна ваша помощь, - упрямо повторила она. – Если вы отказываетесь от предложения быть представленным обществу, пока ждете свой гонорар, то какие условия вы примете? Назовите вашу цену.
Гриф взглянул на нее сверху вниз.
- Скажите мне, кто нуждается в моей помощи.
- Я же только что сказала вам. Клан Авилин.
Он покачал головой, внезапно поняв, что желает от нее.
- Нет, не Авилины. Если бы не вы, они давным-давно сбежали бы. Скажите мне, кто на самом деле нуждается в моих услугах. Скажите, кто будет платить то, что должен, чтобы получить их.
Сариана смущенно уставилась на него. Гриф ждал, пока она поймет, что он хочет. В конце концов, он увидел, как знание появилось в ее огромных глазах.
- Мне нужна ваша помощь, - тихо произнесла Сариана.
- Скажите снова.
Она сжала зубы.
- Мне нужна ваша помощь.
Гриф удовлетворенно кивнул.
- Вот так правильно. Вам. Не Авилинам. – Он освободил ее. Сариана плюхнулась на свое место, стараясь незаметно помассировать запястье. Она смотрела на своего противника осторожным, слегка затуманенным взглядом.
- Положите мою оружейную сумку на стол, - тихо приказал Гриф.
Сариана нажала на тайную кнопку под столом, и секция полированного камня тихо скользнула в сторону. Она потянулась и достала мешок.
- Я только хотела, чтобы вы выслушали мое предложение, - сказала она, вручая ему сумку. – Я просто хотела привлечь ваше внимание настолько, чтобы убедить, что на этой сделке вы не потеряете.
- Сегодня ночью вы пошли на гораздо больший риск, чем предполагаете, Сариана Дейн, - заметил Гриф, пристегивая оружейную сумку к поясу вновь. – Но вам повезло. Я решил, что, в конце концов, работа мне нужна. Я возьмусь за дело, если вы сможете позволить себе текущие расходы. И потом дам вам знать, какова моя окончательная цена.
______________________________
1. «Пламенеющий» - название архитектурного стиля, характеризуется изогнутыми, волнообразными формами, напоминающими языки пламени.
2. Гульфик - часть мужских панталон, брюк, пристёгиваемая спереди к поясу и прикрывающая гениталии.
3. Геммолог – специалист, занимающийся геммологией: наукой, занимающейся изучением химического состава и физических свойств драгоценных и поделочных камней, условий их образования в природе, обработки и использования в качестве ювелирных изделий. Кроме того, объектами геммологии являются материалы, применяемые в ювелирных изделиях (драгоценные металлы, кость, жемчуг и др.), а также синтетические аналоги природных минералов.


@темы: Потерянные колонии, Джейн Энн Кренц, Аманда Квик, Аманда Гласс, Shield's Lady, Jane Ann Krentz, переводы