Я - кавайная няка!

Глава 9
Сариана притаилась за штабелем бочонков с вином на складе, расположенном в доках, и решила, что в последнее время чересчур много узнала о страхе. Ей казалось, что за прошедших несколько часов она только и имеет дело с невообразимыми волнами эмоций, накатывающими одна за другой. Для девушки, всегда считавшей, что знает, чего хочет и как этого добиться, жизнь стала ужасающе нелогичной и опасной. Определенности больше не существовало.
Короткое шипение на ухо предупредило ее, что алоног поддерживает ее тревогу. Сариана на автомате коснулась ящерицы легким, успокаивающим движением. Алоног зашипел вновь, звук был таким тихим, что достиг только ее слуха.
- Это ты виноват, что мы оказались здесь, - тихонько пробормотала Сариана. И, правда. Именно настойчивое шипение зверушки привлекло ее внимание к тому факту, что за ней гнались. В начале она решила, что по улицам Серендипити, ведущим к порту, ее настигает Гриф, и, нервничая, разозлилась. Она ненавидела ощущение погони.
Однако, спустя несколько минут, она поняла что ее преследователь – вовсе не Гриф. Она не знала, откуда взялась такая уверенность. Если Гриф был близко, она бы это почувствовала. Но сегодня ночью по ее следам шел другой охотник.
Сариана покинула виллу Авилинов примерно за час до рассвета, взяв с собой столько одежды и личных вещей, сколько смогла уложить в две перебрасываемые через плечо дорожные сумки. Алоног примостился на ее плаще.
Запоздавшее чувство долга заставило ее задержаться, чтобы набросать ряд инструкций относительно ведения хозяйства и денежных дел. Она могла только лишь надеяться, что в ее отсутствие Авилины последуют им.
Сариана спешила по темным улицам, держа путь к пристани, где она могла бы купить пассажирское место на одном из маленьких быстрых виндриггеров, курсировавших в прибрежных водах.
Мысль о том, что кто-то преследует ее, пришла, когда она добралась до пустынных складов возле доков. Алоног вдруг разволновался, и Сариана, разозлившись поначалу на Грифа, следовавшего за ней, почувствовала, как по спине от страха побежали мурашки.
Именно тогда она решила, что это не может быть Гриф. Что бы она ни чувствовала к Чассину, страха среди этого не было никогда.
Она ускорила шаги настолько, насколько позволял вес ее забитых под завязку дорожных сумок. Она с тревогой озиралась по сторонам, надеясь увидеть рано поднявшегося моряка, рабочего или стражника. Никого не было.
Позади тоже не было никого видно, но Сариана не сомневалась, то охотник прячется где-то в тенях.
Действуя по наитию, она принялась проверять двери складов, мимо которых двигалась. С каждой запертой дверью, с которой она сталкивалась, подкрадывающийся страх становился все сильнее.
С пятой попытки ей повезло. Под ее затянутыми в перчатку пальцами провернулась ручка боковой дверцы. Сариана не колебалась ни секунды. Она нырнула внутрь и закрыла за собой дверь.
И обнаружила, что оказалась в глубокой, богатой тенями темноте, нарушаемой только прерывистым светом нескольких тусклых газовых ламп, укрепленных на стенах.
Сейчас же она сидела, сжавшись, в самых глубоких тенях, которые только смогла найти. Позади и впереди теснились штабеля бочек и бочонков. Воздух был полон одуряющим запахом вина.
Сариана попыталась прикинуть, сколько времени ей потребуется провести в тайнике. Хотя бы капля удачи, и кто бы ни преследовал ее по улицам, он устанет от поиска и найдет другую жертву.
И тут она услышала безошибочный звук открывшейся и вновь закрывшейся двери. Девушка вздрогнула и зажмурилась от страха, грозившего поглотить ее. Алоног почти беззвучно зашипел и посильнее вцепился в ткань накидки.
Сариана распахнула глаза и вгляделась во тьму. От дальней стены отразился лучик света от маленькой ручной газовой лампы. И тут же исчез, словно державший фонарь, повернулся в другую сторону. Раздалось шарканье ботинок по полу. Кто бы ни преследовал ее, он решил провести систематический поиск по всем направлениям. Рано или поздно он доберется до этого угла и схватит ее.
Сариана решилась. Она не собиралась покорно ждать неизбежного.
Она тихо поднялась и поставила сумки, сняла плащ. Алоног юркнул с накидки на руку и вновь устроился на плече, замерев в устойчивой позе, готовый ко всему. Казалось, крошечное создание пришло к тому же самому выводу, что и его хозяйка. Все лучше, чем ждать обнаружения.
Сариана бесшумно выскользнула из туфелек и повернулась к ряду бочек перед собой. В первом ряду они располагались в четыре яруса. Должно быть не трудно вскарабкаться на верхний. Неуверенно осмотревшись, она нашла опору для рук и оставшихся в чулках ног.
Подъем оказался тяжелее, чем она предполагала. К тому времени, как Сариана взобралась наверх, она уже тяжело дышала и боялась, что преследователь услышит ее. К счастью, он все еще последовательно осматривал проходы. Ему потребуется всего лишь пара минут, чтобы добраться то того закоулка, в котором она оставила сумки и плащ.
Сариана огляделась. От газовых ламп тут было чуть-чуть светлее. Она даже смогла разглядеть очертания бочонков на противоположной стороне. Некоторые были меньше остальных. Она осторожно двинулась вдоль изгибающихся боков, пока не достигла ряда с маленькими емкостями, уложенными не на бок, а стоймя.
Ради эксперимента она попыталась толкнуть один из бочонков-малышей. Он оказался неожиданно тяжелым. Она ни за что бы ни подняла его, но столкнуть смогла бы запросто.
Лучик света повернул в проход Сарианы. Она застыла, завороженная быстро шагающей по коридору из бочек фигурой. Через секунду преследователь наткнется на ее дорожные сумки и брошенный плащ. Сариана задержала дыхание и приготовилась использовать все свои силы.
Мужчина в проходе довольно хрюкнул, когда свет лампы поймал валяющиеся на полу пожитки. Он рванулся вперед, даже не взглянув наверх, очевидно, решив, что его добыча притихла рядом, за винным бочонком.
- Можешь вылезать из укрытия, - позвал злоумышленник вкрадчивым голосом, пытаясь выманить свою жертву. – Я тебя не обижу. Иди сюда, маленькая леди. Все хорошо. Вылезай из своего тайничка.
Дрожащими пальцами Сариана вцепилась в обод вертикально стоящего бочонка. Расчет должен быть идеальным, иначе она попадет в еще худший переплет.
К счастью, преследователь остановился, решив обыскать содержимое сумок. Он наклонился, чтобы открыть застежки, Сариана собралась и, чувствуя, как одновременно с ней напрягся алоног, толкнула бочонок изо всех сил. Счастливчик зашипел.
Услышав скрежет дерева о дерево, мужчина резко вскинул голову. Луч фонарика поймал летящий вниз бочонок, и злодей испуганно вскрикнул.
Замерев от шока, Сариана следила, как он пытается отшатнуться. Увернулся, мелькнула у нее мысль. Внезапно обезумев, она толкнула следующий бочонок, а за ним еще и еще.
Громкий, гулкий грохот наполнил склад, когда полдюжины маленьких бочонков с дорогим вином полетели вниз, разлетаясь при ударе о твердый пол. Где-то в середине канонады вопли мужчины превратились в высокий визг, оборвавшийся с леденящей душу внезапностью. Газовая лампа, мигнув, погасла.
Через мгновение остановился последний из скатившихся бочонков, и все стихло.
Неловко двигаясь, Сариана сползла с больших бочек на пол. Алоног снова тихо зашипел.
Сариана оступилась и почти упала, ударившись босым пальцем об упавший бочонок. Проглотив возглас боли, она начала пробираться через лабиринт поваленных бочек, разыскивая свой багаж.
Наткнувшись на безжизненное тело преследователя, она едва не завопила. Мужчина не шелохнулся. Сариана выпуталась из его короткого плаща и яростно начала нащупывать свои вещи. Судя по запаху и влаге под пальцами, все они пропитались вином.
Вновь сунув ноги в мягкие туфельки, она перекинула дорожный плащ через руку и схватила сумки.
- Давай-ка выбираться отсюда, - пробормотала она издавшему согласное тихое ворчание алоногу. Сариана была полна решимости поскорее убраться из склада. – Это все Гриф виноват. Если бы не он, я бы не оказалась в этой ужасной ситуации. И поскольку я попала в переделку, то, считаю, что наименьшее, что он мог бы сделать, это прийти мне на помощь. Но нет, я должна спасаться самостоятельно. Как типично для мужчин: когда они нужны, их рядом нет. Как прыгать к женщине в постель, так они всегда готовы, но где они, когда она в беде?
От страха она начала болтать с алоногом, вдруг поняла Сариана. Что за нелепость. И сигнал того, как напряжены ее нервы.
Найдя крошечную дверцу, она наконец-то выбралась из склада и остановилась, чтобы удобнее перехватить свою ношу.
- Мы должны сообщить об этом городской страже, - пробормотала она ящерице. – Но если мы остановимся, то никогда уже отсюда не выберемся.
Она заколебалась, разрываясь между гражданским долгом и необходимостью бежать. В конце концов, возможность побега из города победила. Сариана поспешила по пустой улице к причалу.
Добравшись до порта, она с облегчением вздохнула. До рассвета оставалось еще около часа, но газовые лампы, установленные и тут, и там, предоставляли достаточно света, чтобы разглядеть силуэты пришвартованных виндриггеров. Поскрипывание великолепных судов смешивалось в темноте с плеском бьющейся о сваи воды.
Добравшись до ближайшего виндриггера, Сариана не увидела ни единой души. Она задумалась, сколько же придется ждать прежде, чем она найдет капитана, готового взять ее пассажиром.
Сариана шла вдоль пирса, когда внезапно алоног зашипел ей на ухо. Она застыла, поняв, что за ней следят.
Девушка резко развернулась, уронив дорожные сумки и плащ. Из темноты выступил мужчина. Не далее как в паре метров от нее. Полы короткого плаща с капюшоном, скрывавшим черты его лица, были переброшены за плечи, освобождая руки. В одной руке он держал предмет, признанный Сарианой арбалетом.
Времени на то, чтобы спрятаться, не было. Сбежать от арбалета она не могла. Сариана попала в ловушку.
- Ты доставила больше проблем, чем мы ожидали, - проскрежетал мужчина. – Но сейчас все кончено. Ты пойдешь со мной, женщина, или я воткну нож тебе в горло. Иди сюда.
Сариана метнулась к концу пирса, пытаясь воспользоваться сомнительной безопасностью чернеющей внизу воды. Все лучше, чем встреча с арбалетом. Она увидела, как поднимается рука преследователя, когда он, чертыхаясь, берет ее на прицел. Она никогда не думала, что закончит свои дни в холодных водах залива. Она попыталась закричать, но ни один звук не покинул ее судорожно сжатое горло.
Но в следующее же мгновение она услышала чужой вопль. Целившийся в нее бандит вдруг дернулся, но крик затих. Он начал было разворачиваться к темному переулку между двумя складами, но не успел. Он уже падал, переваливался через край причала, схватившись за грудь. На мгновение воцарилась ужасающая тишина, прервавшаяся тихим всплеском, ознаменовавшим погружение тела в воду.
Взгляд Сарианы метнулся к переулку в то же время, как там, освещенный бледным светом газовой лампы показался Гриф. Закрыв сумку, он направился к ней.
На девушку нахлынуло головокружительное чувство облегчения. Не колеблясь ни секунды, она сломя голову побежала к нему.
- Гриф Чассин! Ради Шторма, тебе, ублюдку, уже давно было пора явиться! Это ты во всем виноват, слышишь? Сегодня меня дважды чуть не ограбили и не убили. Дважды! И во всем виноват именно ты!
Гриф раскрыл объятия, и она метнулась к нему. Он устоял при столкновении и изо всех сил прижал ее к себе.
- Я весьма высоко ценю пунктуальность в женщине, - он потерся щекой об ее волосы, когда девушка зарылась лицом в его рубашку. – Но тебе не нужно было приходить на пристань так рано. Отплытие только через час.
В этот момент Сариана сдалась. Ее буквально трясло от облегчения. Он куталась в тепло Грифа, наслаждаясь его надежной силой. От него теперь не нужно бежать. Часть ее всегда бы оглядывалась назад, посмотреть, следует ли он за ней. Она была в этом глубоко убеждена. Долгое время они так и простояли: она – вцепившись в него, он – молча держа ее в сильных и защищающих объятиях.
- Кажется, сегодня ночью меня преследовала половина Серендипити, - в конце концов, пробормотала Сариана, откидывая волосы с глаз.
- Не задумай ты попытку сбежать от меня, то не угодила бы в переплет. – Гриф взял ее за руку и повлек к причалу, где она бросила свои сумки и плащ. – Сариана, я хочу, чтобы ты дала мне честное слово, что не будешь больше выкидывать подобных фокусов. Я чуть было не опоздал из-за того, что слишком поздно узнал, что ты покинула виллу.
Большая часть ее первоначального облегчения сменилась более знакомым раздражением.
- И почему это я должна тебе что-то обещать?
- Потому что я твой муж, и ты обязана питать ко мне хотя бы маломальское уважение.
Он подобрал сумки и, вручая ей плащ, поднял взгляд. Первые проблески зари осветили его глаза. Сариана заметила, как лицо Грифа принимает спокойное, непреклонное выражение и задумалась, как же ему противоборствовать. Она слишком устала, чтобы измысливать дальнейшие планы. Она слишком много пережила за последнюю пару дней.
- Сколько раз я должна объяснять, что не считаю себя замужней женщиной? – утомленно пробормотала Сариана, надевая плащ. Алоног заелозил, выбираясь из-под него и благополучно устраиваясь сверху.
- Ты замужем, Сариана. И я жду от тебя слова, что ты не сбежишь от меня вновь.
- Зачем? Не хочешь беспокоиться, гоняясь за мной?
Он покачал головой.
- Нет, потому что это слишком опасно для тебя. Сегодня ночью я почти потерял тебя. Слишком близко к этой грани. Не хочу проходить через это снова. Кстати, когда окажемся в безопасности на борту, расскажешь мне, что же случилось на складе.
Сариана почувствовала, как в воздухе явственно повеяло прохладой.
- Ты нашел первого мужчину? – спросила она тихим шепотом.
- Нашел. С тех пор, как ты покинула виллу, я отставал всего на пару минут. К сожалению, мне потребовалось время, чтобы определить, по какому пути ты сбежала. Но, когда я это сделал, эти два бесклановых выродка уже напали на твой след. Ты никогда не узнаешь, что я почувствовал, когда нашел первого из них.
- Он мертв? – Сариана уже боялась ответа.
- Нет. Но некоторое время не проснется. Может быть, даже до тех пор, пока утром его не обнаружит кладовщик. Подумают, что он пытался украсть несколько бочек вина, и посадят на достаточно долгий срок. Что же касается второго… - Гриф закончил предложение, небрежно пожав плечами.
- Что с ним? - надавила Сариана, следуя за Грифом на причал. – Мы должны найти городскую стражу и заявить о происшествии.
- Городской стражи это не касается. Это дело защитников.
- Черт побери, ты все время это повторяешь. Какое защитникам дело до парочки уличных воришек?
- Мужчина, закончивший сегодня в заливе, был тем, кто напал на меня в ночь бала. Вероятно, именно он убил Бринтона. А тот, чью голову ты проломила винным бочонком, скорее всего, выступил его сообщником, помогая убийце сбежать.
Сариана была ошарашена.
- Ты не говорил мне, что Бринтона убили. Ты думаешь, что парочка, выслеживавшая меня сегодня, замешана еще и в краже резака?
- Да. Но даже если бы они были простыми воришками, бродящими по улицам в поисках легкой наживы, они все равно бы стали делом защитников.
- И почему это?
- Потому что они выбрали тебя в качестве жертвы, - объяснил Гриф. – А ты, определенно, собственность защитника.
- Я хочу домой, - тихим голосом пожаловалась Сариана. – Я сыта по горла этим безумный местом. Я просто хочу домой.
- Очень скоро я увезу тебя в твой новый дом. А пока нам нужно закончить нашу поездку.
- Зачем мне сопровождать тебя? – требовательно спросила она.
- Потому что я не могу пойти на риск и оставить тебя одну, пока ищу резак.
- Боишься, что сбегу от тебя?
Он отрицательно покачал головой.
- Это волнует меня меньше всего. Я всегда смогу найти тебя, даже если решишь сбежать, Сариана. Запомни. Даже если вернешься в Рандеву, я выслежу тебя.
- Но в Рандеву у тебя больше не будет на меня прав, - указала она. – По законам восточных провинций я не буду считаться замужней.
- Мое право на тебя не зависит ни от каких законов. Думаю, в глубине души ты и сама это понимаешь. И это единственная причина, по которой ты попыталась утром от меня сбежать.
Она проигнорировала это утверждение, уже устав спорить на эту тему. Трудно убеждать кого-то, кто с надменным видом отказывается видеть логику и справедливость точки зрения оппонента. Несколько минут Сариана молча шла с Грифом и с каждым шагом ощущала себя все дальше в ловушке.
- Ты говоришь, что не опасаешься того, что я сбегу. Так почему же ты боишься идти на риск и оставлять меня? – в конце концов, капризно поинтересовалась она.
- Кто бы ни был ответственен на кражу призмореза, он, скорее всего, уже в курсе того, что на сцену вышел я. Думаю, он так же знает, что мы с тобой связаны. Вот почему те двое преследовали тебя. Не требуется особого ума, чтобы решиться воспользоваться тобой, чтобы остановить меня.
- А почему этот кто-то должен посчитать меня твоим уязвимым местом?
- Потому что это так и есть, - просто ответил он. – Ты моя супруга-защитница. Любой в западных провинциях знает, как важна жена для своего господина и его клана.
- Любой, за исключением меня.
Гриф усмехнулся.
- Ну так узнаешь.

Вскоре после этого над далекими горами поднялась типичная летняя заря. Сариана любовалась ей с палубы идущего на полной скорости виндриггера. Она следила, как исчезает берег, и вслушивалась в поскрипывание и потрескивание мастерски скроенных парусов. Корабли западных провинций были быстрее и маневреннее своих восточных собратьев. Мореходство было еще одной областью, в которой расположенные к эксперименту западники преуспевали. Вдобавок они работали над двигателем на газовом топливе, которым планировали со временем усилить свои великолепные корабли.
Этим утром Сариана была обижена и на умных западников, и на весь белый свет. В последнее время жизнь явно не была справедливой.
Вскоре ей придется вернуться в заказанную Грифом каюту. До сих пор она избегала ее, не желая видеть стоявшую в ней единственную кровать. Вероятность того, что Гриф заказал себе отдельное помещение, была весьма и весьма мала. Что касалось его, то он считал себя женатым мужчиной. К тому же, решившим, что ей необходима защита.
После того, что случилось в темные предрассветные часы, Сариана вынужденно задумалась, а не был ли Гриф прав относительного последнего. Двое мужчин мертвы, а она практически похищена. Поиски призмореза стали намного более серьезной задачей, чем она предполагала.
То, с какой частотой вещи на западе выходили из-под контроля, пугало. Сариана вздохнула. Стоило ей только решить, что она значительно сдвинулась в направлении конечной цели по спасению своего будущего, как все пошло вразнос.
Алоног сочувственно зашипел и свернулся клубочком поближе к изгибу ее шеи.
- И что мне теперь делать? – спросила Сариана у алонога.
- Распаковываться, - предложил подошедший сзади Гриф. Он ухватился одной рукой за поручни и обратил взор на жену.
Сариана подпрыгнула и метнула на него короткий взгляд, после чего вновь притворилась, что изучает берег.
- Гриф, нам нужно обсудить сложившуюся ситуацию. И прийти к некоему взаимопониманию.
- Мне все кажется ясным. А что не понятно тебе?
Сариана стиснула поручень.
- Ты просто не собираешься разумно вести себя, да?
- Ты даже не представляешь, как я разумен, терпелив и чуток, - заметил он.
Проглотив бесполезный протест, она погрузилась в унылое молчание.
Гриф тоже на несколько минут умолк, после чего разорвал напряженную тишину усталым вздохом. Опершись обеими руками о поручень, он начал изучать море.
- Скорей всего ты не поверишь, Сариана, но я не хотел, чтобы между нами все так запуталось. Клянусь, я хотел действовать медленно. Говорил себе, что дам тебе время и внимательно поухаживаю. Я знал, что ты не привыкла к нашему образу действий, и хотел осторожно тебя подготовить. Но той ночью, когда я по глупости позволил ранить себя ножом, все изменилось. Я свалился, одурманенный обезболивающим, которое мне дал лекарь, а проснулся от лихорадки. Когда я увидел тебя, сидящую в кресле у моей кровати, все, о чем я мог тогда думать, это как сильно я тебя хочу. И ты тоже хотела меня. Я ни капли не сомневался в этом. И решил, что объясню все детали завтра. Но на следующее утро ты снова сосредоточилась на делах, намереваясь держать меня на расстоянии, пока решаешь, что делать дальше. Ты даже не захотела выслушать меня. Словно ночью между нами не произошло ничего важного.
- Насколько я знаю, произошла только весьма неприятная попытка завести с тобой роман. Как же я ошибалась. Не могу представить, что натолкнуло меня даже на мысль о подобного рода связи с тобой. Я должно быть была не в своем уме.
Гриф вздрогнул.
- Я понимаю, это было не самое вдохновляющее начало отношений.
- Определенно, - припечатала она. - Мне все еще больно, - пожаловалась она, после чего вспыхнула и стиснула зубы, поняв, о чем проболталась.
- Я же говорил тебе, что прошу за это прощения. Поверь, я и не представлял, что узы будут такими сильными. Меня тоже никто не предупреждал. Но с практикой мы оба научимся контролировать передачу ощущений.
- Не знаю, о чем ты говоришь, - разозлилась Сариана, - вдобавок ко всему случившемуся той ночью, ты еще и лгал мне.
Он напрягся, из голоса пропали покорные, извиняющиеся нотки.
- Я не привык к тому, чтобы меня клеймили лгуном. Тот факт, что ты моя жена, не дает тебе никакого особого права разбрасываться подобными оскорблениями.
- Не шипи на меня оскорблено, Гриф. Ты обманул меня, и точка.
- И в чем, в точности, я солгал тебе? – ледяным тоном поинтересовался он.
- Ты сказал, что у тебя точно такой же опыт, как и у меня! – Вздернув подбородок, она ждала, когда он признается в своем обмане.
Гриф слегка расслабился и снова повернулся к морю.
- Ах, это.
- Да.
- Ну, это правда. Я никогда не соединялся с другими женщинами.
- Я не говорю о соединении, чтобы это ни значило. Я говорю о сексе, черт бы его побрал. Чистом, простом, незамысловатом сексе. Ты не был девственником, Гриф Чассин, - обвиняюще закончила Сариана.
- И за это я тоже должен извиняться?
Она разглядывала его профиль, пытаясь угадать настроение.
- Ты смеешься надо мной?
Он быстро качнул головой.
- Нет. Клянусь. Просто только что понял, что ночью возникла небольшая проблема в передаче информации, и у тебя создалось неверное впечатление. Вот за это я прошу прощения. – Он взмахнул рукой. – Черт, я извиняюсь за то, как неумело действовал той ночью. Что-что, а уж моя неуклюжесть должна была легко доказать то, как неопытен я был. Я был готов к передаче ощущений не более чем ты.
- Что это за ерунда насчет передачи ощущений? – заинтересовалась Сариана.
- Это происходит, когда защитник и его пара занимаются любовью.
Сариана распахнула глаза, вспомнив взрыв боли, страсти и то, что она, казалось, переживала все его эмоции так же, как и свою собственную сумятицу чувств.
- Так ты имеешь в виду, что у меня не было галлюцинаций из-за выпитого пунша?
- У тебя не было галлюцинаций, - мягко подтвердил он. – Мы были связаны, и ты испытывала и свои, и мои эмоции. К сожалению, той ночью я был в плохой форме. Плечо болело, я горел в лихорадке и все еще не оправился от лекарств. Плюс дискомфорт, неизбежный при первоначальной настройке призмы. Бедняжка Сариана. Той ночью на тебя нахлынуло чересчур много даже своих собственных впечатлений. И мне жаль, что к ним еще добавились и мои ощущения, и влияние призмы.
Сариана смотрела на него, открыв рот.
- Ты имеешь в виду, что проходишь через это каждый раз, когда занимаешься любовью с женщиной?
- Конечно, нет, - нетерпеливо перебил он. – Ты не слушаешь? Такое происходит только между защитником и его супругой. С остальными женщинами - нет. Вообще, судя по тому, что мне говорили, такого не должно быть и между защитником и его леди. Связь, возникшая между нами, Сариана, очень сильна. И я не уверен, что полностью понимаю ее суть, хотя с тех пор и много думал о ней. Но, я убежден, что мы сможем ее контролировать.
- Погоди-ка минутку. Ты говоришь мне, что ложился в постель с другими женщинами, но ни с одной из них не испытывал ничего подобного?
Он слегка улыбнулся.
- Я же говорил тебе, что ты моя супруга-защитница. Других у меня не было. И я никогда не был женат. Понимаешь, защитник не может соединиться с первой попавшейся. Ему очень повезет, если из нескольких тысяч женщин, из которых можно выбирать, найдется пара-тройка тех, для которых вероятность соединения с ним существует. И даже тогда остается еще множество других трудностей.
- Например? – она не могла поверить, что выслушивает весь этот вздор, как не могла убедить себя, что Гриф – лжец. Одно можно было сказать с уверенностью: он верит в свой рассказ. Западники обожали легенды.
- Например, выбранная дама может не быть заинтересована в разделении ложа с защитником. Или она миновала детородный возраст. Или она уже замужем за представителем своего собственного класса. В этих случаях Пакт запрещает защитнику приближаться к ней, - улыбка Грифа превратилась в кривую ухмылку. – Колонисты Первого Поколения провернули чертовски хорошую сделку.
Сариана зацепилась за условие, применимое к ней.
- Ты имеешь в виду, что если женщина не хочет выходить замуж за защитника, она имеет право сказать нет?
- Ты не слушаешь. Как обычно. Для умной женщины, Сариана, ты склонна к чрезвычайно странной тенденции: слышать только то, что хочешь. Я сказал, что женщина свободна выбирать, ложиться ей в постель к защитнику или нет. Как только она оказалась там - она замужем. За исключением тех случаев, когда связь по каким-то причинам не устанавливается. – Глаза Грифа засияли. – Но с нами этого не произошло. Мы соединены, Сариана. Скоро ты признаешься в этом и себе, и мне.
Хотя собеседник и не пошевелился, она инстинктивно сделала шаг назад.
- Почему вам так важно… соединиться с женщиной? Ты же сам признался, что для того, чтобы иметь сексуальные отношения, связи не нужно.
- Существует две причины, по которым защитники так усердно ищут женщин, с которыми смогут образовать союз, - ровным тоном продолжил Гриф. – Во-первых, мы не можем иметь детей ни с одной женщиной, за исключением истинной супруги-защитницы. Любая другая пара будет бесплодна. И даже с женами мы можем производить на свет только мальчиков. Ни у одного защитника никогда не было дочери. Будущее всего клана зависит от того, найдут ли его сыновья супругу среди потомков колонистов с «Серендипити».
Сариана уставилась на него.
- Ты говоришь, что легенда не лжет? Что твоего класса не было на борту «Серендипити»?
Гриф гордо поднял голову.
- Мой народ просто оказался поблизости, когда на «Серендипити» обрушился Световой шторм. Без моих предков все на корабле погибли бы. Мы спасли их. А второй раз мы спасли их на земле. Когда-нибудь я расскажу тебе историю целиком. Сейчас же важно лишь то, что колонисты отплатили защитникам, заключив Пакт, который связал нас с их социальной системой.
- Это же ведь просто легенда. Безумная байка, состряпанная людьми из западных провинций. Я уверена в этом.
- Ты же знаешь, что я не лгу тебе, Сариана. Посмотри на меня. Я никогда не лгал тебе.
На мгновение она была захвачена истиной, сиявшей в его глазах. Она попыталась ее отринуть, но с ужасом поняла, что не может. Не сказав ни слова, она развернулась, пытаясь сбежать.
- Сариана.
Она остановилась, не поворачиваясь к нему лицом. Не осмелилась.
- Ты не дослушала вторую причину, по которой защитники любыми путями стараются найти себе пару.
- И что же за вторая причина? – про себя она уже решила, что дальше слушать не желает. Ответ уже был у нее в голове. Появившись там, словно по волшебству.
- Вторая причина состоит в том, что не найдя супругу, защитник окажется лицом к лицу с одиночеством, непостижимым даже в самой малой своей части. Он знает, что потеряет особые взаимоотношения, происходящие из связи с женщиной. Он в одиночестве будет встречать каждый день своей жизни, к концу которой поймет, что так ничего после себя и не оставил. Теперь ты понимаешь, Сариана, почему я просто не смогу отпустить тебя?

@темы: Jane Ann Krentz, Shield's Lady, Аманда Гласс, Аманда Квик, Джейн Энн Кренц, Потерянные колонии, переводы