20:00 

Глава 8

Я - кавайная няка!

Глава 8

Сариана ринулась к единственному знакомому источнику спокойствия и разумности в мире, который казался перевернутым вверх дном. К тому времени, когда она добралась до широких резных дверей банка Ишена, она уже тяжело дышала. Перед тем, как войти, бедняжка заставила себя остановиться и сделать несколько глубоких вдохов.
Никто не заметил расстроенную женщину, пробиравшуюся по улицам Серендипити, но в банке она рисковала привлечь ненужное внимание, если не успокоится и не постарается выглядеть чуть менее безумной. Последней вещью, которую хотела бы Сариана, это поставить в неудобное положение себя или Ишена. Восстановив дыхание, она проскользнула в здание.
Жители Серендипити занималось банковскими делами с тем же самым громогласным энтузиазмом, который проявляли почти во всех сферах деятельности. Банк Ишена представлял собой не внушающие почтение официальные залы, в которых на пониженных, уважительных тонах велись деловые переговоры, как это происходило бы в восточных провинциях. Вместо этого здание было забито энергичными, удивительно организованными служащими, которые болтали, спорили и шутили со своими клиентами. Как обычно, повсюду демонстрировались яркие цвета и трагедии: от возмутительных стилей одежды до весьма громких столкновений, имевших место у столов, за которыми выдавались ссуды.
Одним из секретов успешности Раккена было то, что он, в отличие от других выходцев с востока, которые пытались заниматься бизнесом на западе, не пытался навязать свои методы ведения дел ни работникам, ни клиентам. Как однажды объяснил Ишен только что прибывшей и совершенно сбитой с толку Сариане, чтобы выжить, ты должен адаптироваться. Насколько Сариана знала, у Ишена не было ни единого шанса на возращение домой. Ему оставался только Серендипити. И он приспособился. Возможно, немного переусердствовав, судя по тому, как в предыдущую ночь он налегал на пунш.
Но, с другой стороны, кто она такая, чтобы разбрасываться подобными обвинениями, беспощадно напомнила себе Сариана. Только взгляните, куда слабость к пуншу завела ее.
Сосредоточив все свое внимание на приближавшемся с каждым шагом офисе Ишена в дальнем конце зала, она двигалась сквозь толпу модно одетых людей. Банкир заметил ее сквозь стеклянные окна, отделявшие его от общей суматохи, и приветственно поднялся, когда Сариана целенаправленно промаршировала мимо секретаря
- Сариана. Вот так сюрприз. Удачного тебе дня. – Сосредоточенно нахмурившись, он внимательно изучил ее. – Я опоздал на встречу? Если так, то искренне прошу извинить. Утром я сражался с чудовищнейшей головной болью.
Сариана сорвала с себя перчатки и рухнула в ближайшее кресло.
- Нет, ты не забыл о встрече. И не затрудняйся, желая мне удачного дня. Сегодня, определенно, не мой счастливый день.
Ишен медленно сел обратно, словно боясь, что слишком быстрые движения повредят некую часть его анатомии. Он уставился на ее плечо.
- Понимаю. Полагаю, что-то не так? Еще какая-то проблема с сумасбродными Авилинами?
- Такая проблема, какую я и представить бы никогда не смогла, - с горечью призналась Сариана. – Ишен, мне нужны помощь и совет. И нужны быстро.
- Конечно. Но, Сариана, что это у тебя на плече? Похоже на ящерицу.
Сариана взглянула на алонога.
- Так и есть. Совсем забыла про Счастливчика. Бедняжка. Удивительно, что он не свалился, пока я бежала по улицам. Не беспокойся о ящерице, Ишен. Это просто домашний питомец. Поверь мне, он – самая малая из моих проблем.
Ишен ободряюще улыбнулся, откинулся на спинку кресла и свел кончики пальцев.
- Успокойся. Я и не думал, что когда-нибудь увижу тебя такой возбужденной, Сариана.
Она смущенно вспыхнула и попыталась собрать все свое самообладание.
- Пожалуйста, прости. Просто со мной приключилась весьма душераздирающая история.
- Заметно. И сейчас, полагаю, ты в неторопливых и образных выражениях поведаешь мне о ней.
- Не смешно, Ишен. На самом деле, произошло то, что, возможно, станет самым главным моим несчастьем. Которое разрушит все, включая мое будущее. – Не в состоянии спокойно сидеть, Сариана подскочила и прошла к окну. Она слепо смотрела на открывавшийся из него кусок улицы. – Расскажи-ка мне кое-что, Ишен.
- Все, что угодно.
- Что ты знаешь о классе защитников?
Он молчал так долго, что Сариана даже оглянулась через плечо. Ишен с изумлением разглядывал ее.
- Ну? - напряженно поторопила она.
Он сделал глубокий вдох и пожал плечами.
- Боюсь, не много. Знаю, что защитников мало, и большинство из них живут в приграничных провинциях.
- Что-нибудь еще?
- Я же сказал. Не много. Местные, кажется, испытывают к ним благоговейный трепет. Весьма уважают. А защитники по большей части стремятся держать себя обособленно. Их не назовешь болтунами. Все, что я знаю, это то, что они образовывают уникальный социальный класс. Действующий в определенных обстоятельствах по своим собственным правилам. Другие социальные классы, кажется, готовы уважать эти правила. Что-то, касающееся пакта, заключенного еще во времена Первого Поколения. И все это смешано с бредовой западной легендой.
Сариана вдруг поняла, что у нее дрожит нижняя губа, обнаруживая готовность девушки разразиться слезами. Она приказала себе собраться. Если она не постарается, то унизится перед Ишеном. Она пересекла комнату и выглянула во второе окно.
- А что ты знаешь об этом пакте?
Ишен вздохнул.
- И вновь не много. Местные жители не часто упоминают о нем, но, кажется, воспринимают самим собой разумеющимся. Долгое время после того, как я впервые о нем услышал, я считал его еще одной их драгоценной легендой о первопоселенцах. Ты же знаешь, как они носятся с этими байками.
- Знаю, - сквозь зубы выдавила Сариана. – Продолжай, Ишен. Ты все еще считаешь, что этот Пакт Первого Поколения – только сказка?
- Если и так, то у нее статус закона, - просто ответил он.
- Закон, - Сариана прикрыла глаза, сражаясь с приступом паники. Всю свою жизнь она была законопослушным гражданином.
- Сариана, - мягко позвал Ишен, - во что ты влезла?
- Авилины сказали, что я вышла замуж за защитника, - напряженно призналась она.
- Замуж? – Ишен вскочил на ноги, моргнул и помассировал виски. – Замуж? За защитника?
Сариана не смогла заставить себя обернуться и встретиться с ним взглядом. Унижение вступило в борьбу с отчаянием.
- Ишен, мне ужасно стыдно. Мне нельзя было приходить сюда, но я просто не знала, куда еще пойти.
- Успокойся, моя дорогая. – Он подошел к ней и попытался положить ладони на плечи для ободряющего пожатия. Раздалось тихое шипение, и после весьма впечатляющей демонстрации зубов алонога Ишен быстро уронил руки. – Расскажи мне, что произошло на самом деле.
Сариана сжала кулачки. Она была на грани того, чтобы выболтать все в мельчайших деталях, но в последний момент изменила свое мнение. Ишену нет нужды знать все факты, достаточно самых ключевых.
- Все до ужасного просто. Я… Я чуть-чуть перебрала пунша на вчерашнем балу и оказалась в постели с защитником. Утром перед Главной семьей клана Авилин он объявил, что я его жена. Они ему поверили.
- Призма и молния, - глухо выругался Ишен хриплым и срывающимся голосом.
- Я знаю. – Она обернулась, разыскивая на его лице хотя бы какой-нибудь признак надежды. – Ишен, здесь действительно законы работают именно так? Я на самом деле замужем за этим мужчиной?
Ишен долгое время рассматривал ее. После чего отошел. Он присел на край стола и поднял затейливо украшенный маленький арифмограф, который использовал для вычислений. Его пальцы рассеянно пробежались по кнопкам.
- Возможно, - ответил он, наконец.
Сариана почувствовала, как исчезает ее последняя надежда. Она изо всех своих убывающих сил вцепилась в свое хладнокровие.
- Расскажи мне все, что ты знаешь об этом глупом пакте.
- Как я уже говорил, я знаю о нем очень мало. Он необычно противоречив. Защитники большей частью обеспечивают себя сами, но у них, по всей видимости, есть несколько привилегий. Одна из них – право выбрать жену, когда и где они захотят. Когда это касается выбора супруги, они не ограничены никакими традиционными классовыми обычаями и законами. Единственное правило, о котором я слышал и то, весьма туманно, это то, что женщина должна пойти на эти отношения добровольно.
- Но я не соглашалась.
Ишен заколебался, после чего спросил напрямик:
- Возможно, не утром. Но как насчет прошлой ночи?
Сариана почувствовала, как над ней смыкаются челюсти огромного капкана.
- Я не понимала, на что шла. Я думала, что соглашаюсь с любовной связью, а не с браком.
Ишен еще раз надолго замолчал.
- Кажется, есть что-то по поводу того, что защитник должен предоставить доказательства заключения своего брака. Что-то, связанное с открытием его оружейной сумки перед свидетелями.
Сариана моргнула. Покалывание в руке заставило ее вонзить ногти в ладонь.
- Да.
- Так ты сделала это, Сариана? Ты открыла сумку защитника перед свидетелями?
- Перед всей многочисленной Главной семьей Авилинов.
- Тогда у тебя проблема.
Она обернулась к нему, чтобы встретиться лицом к лицу.
- Я уже поняла. Вопрос в том, насколько она серьезна, и как мне ее решить?
Ишен беспомощно взглянул на нее. И снова потер виски.
- Не знаю. Я просто не знаю. Пока ты живешь на западе, ты должна подчиняться местным законам. И ты знаешь это также хорошо, как и я.
- Тогда я должна уехать, - Сариана принялась мерить шагами комнату. – Я должна вернуться домой.
- Домой к чему? – резко спросил Ишен. – Дома нет ничего кроме бесперспективной карьеры и брака, выгоды от которого еще меньше, чем от этого.
Сариана резко вскинула голову.
- Ты предполагаешь, что от моей… моего союза с этим защитником может быть какая-то выгода?
- Кто знает? Защитники уникальны. Здесь на западе у них есть определенное влияние, иначе им не позволили бы жить по своим законам. Ты не хуже меня знаешь, что первые философы были непоколебимо тверды во взглядах на равенство законов для всех классов. За исключением защитников, западники подчиняются этой философии точно так же, как мы следуем ей на востоке. Подумай об этом, Сариана. Защитники должны обладать какой-то весьма впечатляющей властью для того, чтобы игнорировать законы, справедливые для всех остальных. Как я говорил, я многого о них не знаю. Но, как мне кажется, ты должна изучить ситуацию более внимательно, прежде чем полностью сдаться.
- Я не могу ясно мыслить, - Сариана разглядывала богато украшенный фасад здания напротив. – Мой разум в полном беспорядке.
- И не удивительно при подобных обстоятельствах. Но паника не принесет тебе ничего хорошего, Сариана. Что сделано – то сделано. Ты должна найти способ обернуть ситуацию к своей выгоде.
- Все мои планы превратились в дым прямо у меня на глазах, - прошептала она.
- Тогда ты должна составить новые, - предложил Ишен.
- Я знаю, что ты прав, но у меня возникли затруднения. Кто они такие?
- Защитники? Не знаю.
- Их корни должны лежать среди одного из исходных классов, прибывших на «Серендипити». Может, члены экипажа? Философы предполагали, что после приземления они растворятся среди учрежденных социальных групп. Но что если они отказались? Возможно, они придумали совершенно новое образование.
- Возможно,- тихо признал Ишен. – Твое объяснение имеет смысл, хотя и не раскрывает, как они смогли убедить остальные классы даровать им определенные исключения из законов. Но, тебе может быть будет интересно узнать, что согласно местной легенде, защитников на борту «Серендипити» не было совсем.
- Что? – Сариана была так удивлена, что даже покачнулась, оборачиваясь к Ишену? – Не было на борту? Но это невозможно.
- Я знаю. Но я только пересказываю обрывки легенд, услышанных за прошедшие годы.
- Ты понимаешь, что предполагает такая легенда? Она означает, что защитники уже были на Виндарре еще до прилета «Рандеву» и «Серендипити». Она означает, что они произошли не от первых колонистов. Она означает, что они не были… не являются… людьми, - Сариана запнулась при мысли о чудовищности подобного предположения.
Ишен перевел на нее взгляд.
- Это всего лишь легенда.
- Но это так безумно, так нелепо. Все знают, что у западников склонность к мелодраме, но здесь они явно перешли все границы. Если защитников не было среди первопоселенцев, то откуда они появились?
- Сариана, успокойся, - впервые в голосе Ишена прозвучала сталь. – Мы же признали, что это только легенда. Истина такова, что по каким-то причинам, местные жители даровали защитникам как социальному классу определенные привилегии. Очевидно, что после заключения брака ты перешла в этот класс. Перед тем, как паниковать, изучи свой новый статус. Используй преподанные тебе уроки, чтобы справиться со своими затруднениями. У тебя ведь прекрасное образование, несмотря на то, что ты не заканчивала академию. Остановись и подумай. Возможно, ты сможешь использовать сложившуюся ситуацию к определенной выгоде.
Сариана попыталась принять логику Ишена, но поняла, что не в состоянии отставить в сторону бушующие эмоции.
- Мне нужно время, - пробормотала она. – Я должна обдумать все от начала и до конца. Все это так дико. – Она взглянула на Раккена и признала горькую правду. – Я напугана, Ишен. Я боюсь больше, чем в тот день, когда узнала, что провалила вступительные экзамены в академию. Что мне делать?
Ишен подошел к ней и развел руки, приглашая в свои объятия.
- Не знаю, Сариана. Но я знаю, что паника ни к чему не приведет. Сариана, моя дорогая Сариана, если бы ты только приняла мое предложение.
- О, Ишен, я была так глупа, - слезы навернулись ей на глаза. В любое другое время она пришла бы в ужас при такой демонстрации эмоций, но прямо сейчас ей как никогда требовалось утешение. А Ишен Раккен был единственным, что мог понять ее чувства. Она слепо двинулась к нему.
Алоног злобно зашипел, когда Ишен попытался обнять Сариану за талию. Ящерка обнажила крошечные зубки и угрожающе уставилась на мужчину глазками-драгоценностями.
Сариана не обратила на это внимания. Она была слишком сосредоточена на утешении, предлагаемом другом. Ишен поднял руку, чтобы смахнуть алонога с ее плеча, но до того, как он или ящерица смогли что-то предпринять, дверь в офис распахнулась с силой, заставившей задребезжать маленькие стеклышки в оконных рамах.
- Коснешься моей жены, и я перережу тебе горло, - спокойно посулил стоявший в дверях Гриф. Одна его рука легко покоилась на прикрепленной к поясу оружейной сумке.
Ишен отдернул руки и резко обернулся, чтобы встретиться с незваным гостем. Сариана тоже потрясенно дернулась.
- Гриф! Что ты здесь делаешь?
- Разве не видно? Возвращаю свою собственность до того, как она совсем отобьется от рук. Идем, Сариана. Сегодня утром ты закатила достаточно сцен.
По какой-то причине это обвинение задело больнее всего. Отчаяние и тревога начали уступать ярости. Эта эмоция была непохожа ни на что, испытываемое ею ранее. Бешенство вскипело в ней, угрожая отнять контроль точно так же, как прошлой ночью это сделала страсть.
- Сцен? Да у тебя хватает наглости заявлять, что я ответственна за них? Из всех оскорбительных, возмутительных, отвратительных вещей, которые ты мог сказать… Как ты смеешь, Гриф Чассин? Как ты смеешь говорить такие вещи после того, что ты сделал со мной?
Взгляд цвета морской волны перебежал с лица Ишена на нее. Сариана была ошарашена, увидев вспышку тепла, осветившую при этом его глаза. Жесткие, напряженные черты его лица, тем не менее, совершенно не изменились. Он властно протянул ей руку.
- Возвращаемся на виллу Авилинов, Сариана. Уверен, ты предпочтешь наорать на меня наедине. А когда ты закончишь и успокоишься, ты поблагодаришь меня за то, что избавил тебя от публики.
- Никуда я с тобой не пойду!
- Прекрати, Сариана, - нежно и понимающе упрекнул он, разъярив ее еще больше. – Одно дело, если ты покажешь свой норов перед западником, который сочтет твое поведение нормальным. И совершенно другое, если продемонстрируешь его перед своим соотечественником. Представь, как тебе будет стыдно потом.
От злости у Сарианы закружилась голова. Она была так взбешена, что даже не могла говорить. Она посмотрела в его глаза и с тревожной ясностью поняла, что он прав. Она не могла устраивать истерику перед Ишеном. Это было немыслимо. Она должна уйти из офиса, и сделать это можно было только с Грифом.
Единственный путь отсюда можно было проделать только с Грифом.
Откуда у нее такая уверенность, задумалась она. Эта мысль просто возникла у нее в голове. И напомнила девушке о способе, которым другие непрошенные слова и ощущения врывались в ее разум прошлой ночью, когда она лежала в объятиях Грифа. Возможно, она находится на грани какого-то нервного расстройства, истерически решила она. Может быть, начала галлюцинировать. Как вариант, весь этот кошмар – продукт ее перенапрягшегося мозга. Но, даже задаваясь вопросом о трезвости своего рассудка, она пошла к двери и протянула ладонь, чтобы принять протянутую руку Грифа.
В последнюю секунду она стряхнула странное принуждение, признав в нем насмешку над джентльменской помощью, и прошла мимо. Она не оглянулась, даже на мгновение не заколебавшись. Сариана двинулась прямо к огромным резным дверям в конце обширного банковского зала. Она знала, что Гриф следует за ней. Когда он догнал ее, она решила его игнорировать. Крошечный вес алонога на плече был ее единственным утешением. Ящерица вцепилась своими крошечными коготками в ткань ее платья. У девушки создалось отчетливое впечатление, что Счастливчик обрадовался, стоило им покинуть офис Ишена.
Гриф молча шел возле Сарианы. Она отказывалась поворачивать голову или разговаривать с ним, но отчетливо сознавала его присутствие. Он был слишком высокий, слишком сильный, слишком большой во всех отношениях. От его близости она задыхалась. Она хотела сбежать от него и, одновременно, завизжать. Смесь эмоций заставляла ее чувствовать себя беспомощной. Сариану не научили справляться с такой опасной комбинацией ощущений.
Не говоря ни слова, они с Грифом держали свой путь по заполненным людьми улицам. Ни один из них не обращал внимания на экипажи или всадников на драгонпони, пытавшихся утвердить свои права на главные дороги. Кучера и наездники, словно чувствуя, что сегодня этим двоим не до игр, держались от них подальше.
К тому времени, когда она прошла через двери виллы и пересекла длинную галерею, ведущую к ее покоям, Сариана уже кипела от подавляемой ярости. Гриф молча проследовал за ней в комнату, где она, наконец, на него набросилась.
- Ты ублюдок. С головы до пяток. А еще называешь себя джентльменом. Заявляешь, что лорд и наследник Главной семьи, но ты лжешь. Должен лгать. Или так, или ты позор своего клана. Ты мерзко обошелся со мной. Ни один джентльмен не поступил бы так, как ты.
- Сариана, я понимаю, что ты сердишься, и считаю, что у тебя есть на то полное право, но…
- Сержусь? – вспыхнула она, отступая к письменному столу. – Сержусь? Да ты не понимаешь значения этого слова. - Она поискала и нашла несколько цветистых фраз из лексикона местных жителей. - Ты, заносчивое, коварное, лживое отродье плащевой змеи. С таким талантом тебе одна дорога – разгребать навоз драгонпони. Да у тебя чуткость и разум жука-ястреба. Ты подлее сына игольчатой крысы. Даже хуже. Ты результат спаривания самых склизких болотных жаб. У тебя благородство пристанской змеи. И я сомневаюсь в твоей принадлежности к законному клану, слышишь?
- Слышу, - заверил Гриф. – Но давай оставим мой клан в покое. – Он снял куртку и перекинул ее через плечо. После чего пересек комнату, направляясь к столику, на котором устроился симпатичный граненый графин с вином. Защитник плеснул себе в крошечный бокал его содержимое.
- Конечно, оставим, - передразнила Сариана. – Звучит разумно, учитывая тот факт, что происхождение всего вашего класса находится под большим вопросом. – Она не смогла придумать худшего оскорбления.
Гриф выгнул бровь и сделал большой глоток вина.
- Правда? И кто же тебе наболтал такого? Раккен?
- Да, он. Он также сообщил мне о какой-то совершенно нелепой байке, которые твои сородичи смогли скормить остальным западникам, чтобы выбить из них всевозможные особые привилегии.
- Раккен на удивление хорошо информирован. Большинство восточников никогда и не слыхали о старых легендах о защитниках. – Гриф налил себе еще один бокал вина. – Что еще он рассказал о нас?
Сариана вцепилась в край стола. Ее трясло от силы испытываемых эмоций. Голос дрожал.
- Он рассказал, что вы, защитники, ухитрились состряпать какую-то совершенно безумную сказочку о том, что не являетесь потомками ни одного из первичных классов, прибывших на борту «Серендипити».
Гриф пожал плечами.
- Эта не выдумка.
- Ты ждешь, что я в это поверю?
- Нет. Не в твоем теперешнем настроении. Но однажды ты узнаешь всю историю целиком.
- Не хочу я узнавать ничего целиком. Понимаешь? И частями не хочу. В моей жизни достаточно трудностей и без того, чтобы связываться с какой-то идиотской местной легендой.
- Если ты хотела остаться в стороне от местных легенд, - со странной улыбкой проинформировал ее Гриф, - ты не должна была заигрывать с одной из них.
Сариана стиснула зубы.
- Если сейчас ты о том, как я использовала снотворное, чтобы сделать тебя чуть более сговорчивым…
- Так и есть, - заверил он ее и сделал еще один глоток вина.
- Я ведь уже объясняла. Я была в отчаянии.
- Полагаю, я должен поблагодарить тебя. Если бы ты не предприняла эту попытку, я бы никогда тебя не нашел. Я не выслеживал жену с востока.
- Ты говоришь о поиске жены, словно об охоте на дикого зверя! – У Сарианы снова почти сел голос.
- Выследить жену намного труднее. Тогда пришло время и мне попытаться найти ее. Как ты знаешь, для защитника это нелегко. Подходящих женщин мало и встречаются они редко. По условиям Пакта Первого Поколения защитнику позволено выбирать супругу из любого социального класса. Но на самом деле познакомиться с максимальным количеством женщин из множества самых разных классов – еще одна проблема. В самом начале населения было так мало, что обнаружить возможную пару было сравнительно легко. С тех пор ситуация значительно изменилась. Кланы научились прятать своих дочерей от защитников - потенциальных мужей. Очень сложно подобрать несколько женских кандидатур, из которых предстоит выбрать жену. Правила поведения в обществе оградили юных девушек намного надежнее, чем оружие и стены.
Пальцы Сарианы сжались вокруг вручную вырезанного лотка для канцелярских принадлежностей.
- Теперь ты говоришь о поиске жены, словно о выборе свежей рыбы на рынке!
Гриф отрицательно покачал головой.
- Покупка свежей рыбы намного более простое и благодарное занятие, поверь мне.
Ну, это уж чересчур. Сариана потеряла последние крохи самообладания и метнула лоток в голову Грифа.
Он видел приближающийся предмет, но даже не попытался уклониться. Словно просчитал траекторию и понял, что лоток пролетит мимо буквально в паре сантиметров. Когда коробочка ударилась позади него в стену и, не причинив вреда, упала на пол, он сделал еще один глоток вина.
- Убирайся отсюда, - завопила Сариана, хватая и бросая в мужчину подписанный документ. Гриф потянулся и мимоходом поймал его в воздухе.
- Сначала мне нужно рассказать тебе кое о чем, - тихо попросил он.
- Ничего не хочу слышать, - ее пальцы наткнулись на следующий предмет и неосознанно схватили его. – Оставь меня в покое.
Гриф сосредоточил свое внимание на остром крае канцелярского ножа.
- Завтра на рассвете мы с тобой уедем. Возьми с собой только самое необходимое. Много багажа брать не будем.
- Если ты считаешь, что я куда-нибудь с тобой поеду, то ты свихнулся. – Она бросила вскрыватель для писем, осознав потенциальную опасность лезвия только после того, как оно покинуло ее ладонь. Когда похожий на нож инструмент в мгновение ока пролетел всю комнату, она могла только лишь распахнуть в ужасе глаза.
Ленивым движением, словно в замедленной съемке, Гриф сбросил куртку, перекинутую через плечо, закрывая место чуть ниже ременной пряжки. Нож для писем ударился о плотный материал и застрял в нем. Гриф бросил взгляд вниз, на место, куда вонзилось бы лезвие, не повстречай оно сначала куртку.
- Кажется, я понял, что при определенных обстоятельствах и гульфик может быть весьма полезным модным штрихом, - заключил он.
Сариана была в шоке от собственного приступа насилия. Это вернуло ее к реальности.
- Что ты сделал со мной? – потрясенно пробормотала она. – Я поступила так из-за тебя. Я потеряла самоконтроль.
- Расслабься, Сариана. Такое время от времени находит на каждого. Переживать не о чем.
Она отшатнулась от стола и рухнула в ближайшее кресло.
- Выйдите, пожалуйста, - чопорно попросила девушка.
- Не хочешь узнать больше о нашей поездке?
- Я никуда с вами не собираюсь.
Он проигнорировал ее распоряжение и остался стоять на месте, покачивая в бокале вино.
- Для остальных это будет выглядеть традиционным свадебным путешествием. Я увожу тебя домой, чтобы представить своему клану. Так положено. Никто ничего и не заподозрит.
Что-то в его голосе пробилось сквозь эмоциональное потрясение девушки.
- Ты говоришь так, словно у этого задуманного тобой дурацкого путешествия есть другая цель, кроме как гарантировать мое унижение.
- Так и есть. Мы с тобой собираемся на поиски драгоценного призмореза Авилинов.
Она с удивлением взглянула на него.
Гриф невозмутимо улыбнулся.
- Я подумал, что это может привлечь твое внимание.
- Почему тебя продолжает беспокоить резак?
Гриф допил вино и отставил бокал.
- Как я уже сказал этим утром Авилинам, резак стал делом защитников. И он должен быть найден.
- Я не понимаю тебя, Гриф.
- Я знаю. – Он направился к двери. – Я и сам тебя не слишком понимаю. Но за наше свадебное путешествие у нас будет куча времени, чтобы познакомиться поближе. На рассвете мы отправляемся, Сариана. – Открыв дверь, он захлопнул ее за собой.
Девушка сняла алонога с плеча и бережно сжала, сложив руки лодочкой. Ящерица уставилась на нее немигающим взглядом похожих на драгоценности глаз.
- Если он думает, что я буду послушно прыгать по каждому его кивку и окрику, то его ждет сюрприз, - проинформировала она зверушку. – Мы с тобой отправимся в путешествие сегодня вечером, но отнюдь не в компании Грифа Чассина. Мы сбежим из этого сумасшедшего дома.


@темы: Jane Ann Krentz, Shield's Lady, Аманда Гласс, Аманда Квик, Джейн Энн Кренц, Потерянные колонии, переводы

URL
   

Свободный вечер

главная